Растения в сибири: Растения Сибири

какие выбрать и как выращивать

В Сибири выбор декоративных деревьев и кустарников особенно тщательный. Сажайте устойчивые и выносливые растения, рекомендованные для выращивания в суровом климате. Приводим список декоративных культур, в том числе экзотических и хвойных растений, которые хорошо удаются в сибирских условиях, радуют пышным цветением и сочной зеленой листвой, несмотря на морозные заснеженные зимы. Однако успех выращивания во многом зависит от сроков посадки, агротехники и качества саженцев.

Список декоративных растений для Сибири

Список декоративных древес­ных растений для использова­ния в озеленении в условиях Сибири весьма ограничен. По данным на 1990 г., базовый ассортимент включает в себя всего 136 наименований, из них только 72 пригодны для широкого использования:

  1. они наи­более устойчивы к местному климату,
  2. легко размножаются,
  3. требуют минимального ухода, несмотря на жесткие условия климата и города,
  4. долгие годы сохраняют декоративные каче­ства.

Эти растения мы чаще все­го встречаем в озеленении го­рода.

Декоративные деревья для Сибири
  • сосна обыкновенная,
  • ель сибирская,
  • береза повислая,
  • тополь души­стый,
  • липа мелколистная,
  • яб­лоня ягодная,
  • клен приречный,
  • боярышник кроваво-красный,
  • калина обыкновенная,
  • карагана древовидная,
  • сирень венгерс­кая,
  • свида белая,
  • кизильник чер­ноплодный и др. 
Важно то, что деревья и кустарники рекомендованы к использованию только после многолетнего кропотливого труда и терпеливых наблюде­ний за их поведением в питом­никах и на коллекционных уча­стках

Фото: карагана древовидная

Экзотические декоративные растения в Сибири

На приусадебном участке нам хочется поса­дить растения экзотичные, да чтоб ни у кого больше… Ко­нечно, есть и такие. Чаще всего это новинки, поступившие из за­морских стран — вечнозеленые декоративно-лиственные или красивоцветущие деревья и кустар­ники. За ними еще нужен глаз да глаз.
 
Экзотические растения в Сибирь попадают из малоснежных районов с более длительным вегетацион­ным периодом — отсюда и неприятные последствия:

  1. самый печальный исход — гибель растения от вымокания, вымерзания или иссушения,
     
  2. менее тра­гичный — всевозможные повреж­дения растения: подопревание, обмерзание, снеголом, болезни и вредители.

Неискушенным садоводам мож­но порекомендовать использовать то, что будет расти в саду, тре­буя минимального ухода

Некоторые экзоты неплохо чувствуют себя в Сибири:

  • бархат амурский,
  • орех маньчжурский,
  • черемуха Маака
  • арония черноплодная,
  • ка­лина гордовина,
  • мирикария золо­тистая,
  • сирень амурская,
  • спирея березолистная и др.

Для экзотических растений наиболее благоприятна весен­няя посадка: 

  1. за веге­тационный период при хорошем уходе нарушенная при выкопке корневая система восстановится,
     
  2. растение окрепнет и лучше пе­резимует.

Декоративные растения, устойчивые в Сибири

Устойчивы к нашему климату сорта и декора­тивные формы:

  • видов ели сибир­ской, колючей;
  • клена ясенелист­ного;
  • бузины кистевой;
  • можже­вельника горизонтального, казац­кого, обыкновенного;
  • пузыреплод­ника калинолистного;
  • свиды (де­рена) белой;
  • сирени обыкновен­ной;
  • ольхи серой;
  • туи западной;
  • яблони гибридной и др.

Фото: ольха серая

Более чувствительны к климату Сибири виды, формы или сорта:

  • барбариса Тунберга и обыкновен­ного (о выращивании барбариса в Сибири читайте здесь),
  • будлеи Давида,
  • вейгелы,
  • чубушника,
  • дейции,
  • калины бульденеж,
  • пиона древовидного,
  • спиреи японской и др.

Эти растения мо­гут обмерзать до уровня снега.

При правильно выбранном и под­готовленном месте посадки —защищенном от ветра, с высоким уровнем снега, хоро­шим дренажем — они будут радовать пышным цветением и красивой листвой

Фото: буддлея Давида

Как выращивать декоративные растения в Сибири

Залогом успеха приживаемости декоративных са­женцев, особенно из ассортимента расте­ний редких, инозем­ных, являются пра­вильно выбранные сроки посадки дере­вьев и кустарников на постоянное место.

Когда сажать: весной или осенью?
 
По СНиПам (Стро­ительные нормы и правила, 1976 г.) определены два срока посадки деревьев и кус­тарников в климатических усло­виях с суровой длинной зимой, снежным покровом до 1,2 м, со среднемесячными температура­ми января -28°С:

1. весна — в мае.

  • В условиях Новосибирской об­ласти весеннюю посадку следу­ет проводить после таяния снега и до начала активного роста кор­ней, примерно с конца апреля и до середины мая.
     
  • Для хвойных растений — особенно сосны обык­новенной, лиственницы сибирс­кой, можжевельника обыкновен­ного — весенний срок посадки яв­ляется наиболее благоприятным. При осенней посадке саженцы могут пострадать от иссушения хвои и, как следствие, будет про­исходить нарушение процесса фотосинтеза весной.

2. осень — в сентябре.

  • У растений, рекомендованных для широкого использования и наиболее зимостойких, к концу июля — началу августа заканчи­вается рост побегов, а корневая система продолжает расти. Это время можно считать началом осенней посадки.
     
  • Крайним сро­ком осенней посадки древесных растений является первая поло­вина сентября.

При более по­здней посадке корневая система не успевает восстановиться, и тогда саженцы требуют дополни­тельного ухода:

  1. укрытия при­ствольного круга,
  2. окучивания или подвязки к вертикальному колу (саженцы деревьев).
Здесь оговорены сроки посадки для посадочного материала с от­крытой корневой системой и с не­большим (до 0,4х0,4 м) комом.

Растения, выращенные в контейне­ре, можно высаживать в интерва­ле май — первая декада сентября.

Зимняя посадка декоративных растений в Сибири

В наших климатических услови­ях практикуется позднеосенняя (зимняя) посадка крупномерных де­ревьев, иногда кустарников.
 

  • Расте­ния для такого типа посадки долж­ны быть тщательно подготовлены в предшествующий вегетационный период.
     
  • Процесс посадки крупно­мерных растений (оптимальный возраст: 8—12 лет для быстрора­стущих деревьев и кустарников и 18 лет для медленнорастущих де­ревьев) трудоемкий и дорогосто­ящий, окупается только получен­ным в результате эффектом.

Фото: калина бульденеж (Снежный шар)

Как выбрать саженцы декоративных растений для Сибири

Немаловажное значение для приживаемости растений имеет и качество посадочного материала, особенно его корневой системы. Для укоренения растения необхо­димо, чтобы у него сохранилось максимальное коли­чество мелких ко­решков, для даль­нейшего роста — здоровый и крепкий основной корень.

Относитесь с осторожностью к покупке сажен­цев на рынках, тщательно их ос­матривайте.

Саженцы с ОКС 

  1. Мелкие корешки, если их после выкопки не поместить во влажную среду, погибают через 1— 3 минуты от иссуше­ния, растение лиша­ется «насоса», вса­сывающего мине­ральное питание из почвы, и погибает.
     
  2. Поэтому после выкопки корневую си­стему саженцев оку­нают в так называе­мую «болтушку» — сметанообраз­ную смесь растительной земли, глины и воды, она обволакивает каждый корешок, образуя вокруг него своеобразный «панцирь», предотвращая от иссушения.
     
  3. За­тем корни заворачивают в полиэтиленовую пленку, чтобы влажная среда сохранилась до посадки ра­стения на постоянное место.

Саженцы с ЗКС

Приобретая растения в контей­нерах, следите за тем, чтобы часть живых мелких корешков была видна из дренажного отвер­стия.

  • Иначе вы можете стать жер­твой мошенников, торгующих свежепересаженными растения­ми, не успевшими укорениться.
     
  • Чаще всего такими растениями торгуют безграмотные перекуп­щики краденого.

Надежнее будет приобретение саженцев в питомниках, имеющих долгосрочные планы, они заведо­мо должны относятся вниматель­но к качеству реализуемого по­садочного материала.

Будьте внимательны при покупке саженцев хвойных растений!

  1. Саженцы хвойных растений даже после варварской выкопки и не­брежной посадки сохраняют то­варный вид в течение 1—3 недель при хорошем увлажнении корне­вой системы (вспомните новогод­ние деревья, срез которых мы опускаем в сосуд с водой).
     
  2. Они не сбрасывают хвою, не желте­ют, только молодые веточки ста­новятся слегка вялыми и обвиса­ют.
     
  3. Такие растения, чаще всего после посадки их на постоянное место, погибают.

Последнее вре­мя участились случаи продажи саженцев туи западной, кедра си­бирского, ели колючей и обыкно­венной в контейнерах довольно крупных размеров.

Татьяна Киселева, к.б.н., гпавный специалист лаборатории дендролгии

Читать «Пищевые растения Сибири» — Черепнин Виктор Леонидович — Страница 1

В. Л. Черепнин

Пищевые растения Сибири

АКАДЕМИЯ НАУК СССР СИБИРСКОЕ ОТДЕЛЕНИЕ

Ответственный редактор д-р с.-х. наук Л. К. Поздняков

Предисловие

Цель настоящей книги — показать, насколько богата наша дикая сибирская природа и как широко можно использовать ее дары. В нашей стране уже много лет люди не знают, что такое голод. Разнообразная, вкусная и калорийная пища, богатая витаминами и другими полезными для организма веществами, составляет одно из главных богатств народа, отражает его благополучие, поэтому преумножение пищевых ресурсов является постоянной заботой нашей партии и правительства.

В Сибири, особенно на севере и в горах, в силу суровых климатических условий (короткого вегетационного периода, вечной мерзлоты, заболоченных территорий) население не всегда в достаточном количестве обеспечено свежими продуктами растительного происхождения. В то же время во всех природных зонах — от центрально-азиатских полупустынь Тувинской АССР на юге до тундры на севере — в дикой природе произрастает около 300 видов съедобных растений (кроме грибов и водорослей), из которых практически, да и то не в полной мере, используется не более 40. В этой книге описаны растения, отличающиеся наиболее ценными пищевыми достоинствами, т. е. содержащие значительное количество биомассы при наличии таких важных для человека веществ, как белки, жиры, углеводы, витамины. Впервые обобщены разрозненные литературные сведения и результаты собственных исследований о пищевых дикорастущих растениях Сибири. Не все растения имеют достаточно полную пищевую характеристику. Это зависело от имеющихся данных.

Для многих видов не указаны способы заготовки, переработки и хранения, так как они схожи с применяемыми к культурным растениям.

Кроме рекомендации непосредственного использования диких растений в пищу преследовалась еще одна важная цель: пропаганда введения в культуру, особенно в северных районах, ценных съедобных растений. При использовании приемов селекции и агротехники можно в несколько раз увеличить фитомассу и питательные свойства диких растений. Здесь открываются возможности для получения новых сортов. Большую помощь в этом важном деле могли бы оказать юные натуралисты и пенсионеры. Почему бы не ввести в культуру такие исключительно полезные растения, как одуванчик обыкновенный, ложечница арктическая, виды щавеля и лука, ревень алтайский, огуречная трава, пастушья сумка, первоцвет, многие ягодники? Почти все они многолетники и, однажды посаженные, без больших затрат в течение ряда лет способны давать обильный урожай. Как раз с этой целью указаны некоторые редкие и исчезающие растения, непосредственное использование которых должно быть исключено.

Кроме сосудистых растений в книге описаны два широко распространенных вида лишайника (исландский и олений), имеющие важное пищевое значение и произрастающие в лесной зоне, в высокогорном поясе, но особенно обильно — в тундре и лесотундре, где часто образуют сплошной покров.

Для оценки географического распространения, или ареала видов, территория Сибири разделена на три региона: Западная Сибирь (Тюменская, Омская, Новосибирская, Томская, Кемеровская области и Алтайский край), Средняя (Тувинская АССР, Красноярский край и Иркутская область), Восточная Сибирь (Бурятская АССР, Читинская область и Якутская АССР). Многие названные в книге съедобные растения широко распространены в прилегающих к Сибири районах Зауралья, Урала и севера европейской части СССР, Северного и Восточного Казахстана, Амурской области, в центральных и северных районах Хабаровского края, Магаданской области, вплоть до Чукотки.

Рисунки растений в основном заимствованы из различных изданий и, прежде всего, из «Флоры южной части Красноярского края» [Черепнин, 1957–1967], Определителя растений юга Красноярского края [1979] и Определителя растений Новосибирской области [1973].

Щедрые дары природы

Для получения урожая дикорастущих пищевых растений не требуется затрат человеческого труда. Природа позаботилась о различных продуктах питания — от пряных и ароматических до овощных и хлебных — и подарила их человеку. Дикорастущие растения с древних времен были и продолжают оставаться неисчерпаемым источником пищевых продуктов. Кроме того, они являются исходным материалом для селекции культурных растений.

До того как человек перешел на оседлый образ жизни, большую часть его рациона составляли дикие растения. Собирательством люди занимаются до настоящего времени, например кочевое племя Кунг, живущее в Южной Африке в пустыне Калахари; возраст его не менее 11 тыс. лет [Грант, 1980]. Аборигены северных районов нашей страны вплоть до Великой Октябрьской социалистической революции в качестве растительной пищи использовали главным образом дикорастущие виды местной флоры [Караваев, 1942].

Дикорастущие растения не раз выручали людей в трудные неурожайные годы.

Но и теперь, когда в нашей стране не испытывается недостатка в продуктах питания, они должны широко входить в пищевой рацион населения, особенно в северных районах Сибири, где сельскохозяйственные культуры не выращиваются в силу суровых климатических условий. К тому же многие виды диких пищевых растений не только не уступают, но даже превосходят по питательности и вкусовым качествам культурные растения или вообще не имеют аналогов. Это многие ягодные, орехоносные, салатные и овощные растения, грибы и водоросли. Но в Сибири далеко не все они используются в пищу или употребляются в незначительном количестве, хотя за рубежом издавна входят в рацион питания и считаются прекрасными продуктами. К ним относятся одуванчик, папоротник орляк, стрелолист, водяной орех, многие морские водоросли и другие виды высших и низших растений. Ежегодно пропадают сотни и тысячи тонн ценного, высокопитательного и витаминного дикорастущего пищевого сырья. Здесь, видимо, необходимо преодолеть психологический барьер, как когда-то в отношении помидоров, картофеля и многих других, теперь уже привычных культурных растений.

Человек должен всегда помнить, что природа требует бережного, хозяйского отношения к ней. Использовать дикорастущие полезные растения надо разумно, зная их биологические особенности.

Условия произрастания съедобных растений

Среди сосудистых пищевых растений наиболее обширную группу составляют лесные — 177 видов, в том числе 27 — водно-болотные. Много съедобных растений (93 вида, из них 16 водно-болотные) произрастает и в степной зоне, а также встречается среди сорняков (58 видов), значительно меньше их (30 видов) в высокогорье и еще меньше (около 20 видов) в тундровой зоне. Многие из них обитают одновременно в смежных растительных зонах. Так, для лесной и степной зон характерны 62 вида растений.

Некоторые виды распространены в самых различных растительных зонах: от тундры на севере до степей на юге и от высокогорий до равнин. К ним относятся горцы, княженика, сердечник, ярутка, яснотка, шикша и некоторые другие.

Большинство видов различных жизненных форм занимают значительную территорию Сибири, но так как она в основном занята лесной растительностью, то, естественно, преобладают древесные породы (сосна обыкновенная, виды лиственниц, кедр сибирский, кедровый стланик, березы и т.  д.) и многие сопутствующие им растения (брусника, черника, голубика, виды смородины, борщевик, черемша и т. д.). В то же время у значительного количества растений ареал ограничен (липа сердцелистная, лещина, лук алтайский, чистяк весенний, водяной орех, облепиха). Однако все они имеют важное пищевое значение, и каждый из них представляет большой хозяйственный интерес.

По жизненным формам пищевые растения распределились следующим образом: однолетники — 40 видов, двулетники — 12, травянистые многолетники — 141, кустарнички — 9, полукустарники — 3, кустарники — 48, деревья — 14 видов.

Новые и редкие виды растений с хребта Хамар-Дабан (юг Восточной Сибири)

Алексеев Е. Б. Festuca L. – Овсяница // Флора Сибири. Т. 2. Poaceae (Gramineae). Под ред. Л. И. Малышева, Г. А. Пешковой. Новосибирск: Наука, 1990. С. 130–162.

Бурдуковская Г. В., Аненхонов О. А. Флора бассейна реки Иволги и ее антропогенные изменения (Западное Забайкалье). Улан-Удэ: Изд-во БНЦ, 2009. 267 с.

Конспект флоры Иркутской области (сосудистые растения). Под ред. Л. И. Малышева. Иркутск: Изд-во Иркут. гос. ун-та, 2008. 327 с.

Чепинога В. В. Растения-неофиты в гидрофильной флоре Байкальской Сибири // Вестник Том. гос. ун-та. Биология, 2015. № 1(29). С. 68–85. DOI: 10.17223/19988591/29/6.

Чепинога В. В., Мишина А. В., Протопопова М. В., Павличенко В. В., Быстров С. О., Вилор М. А. Новые данные о распространении некоторых неморальных реликтовых растений в предгорьях хребта Хамар-Дабан (Южное Прибайкалье) // Бот. журн., 2015. Т. 100, № 5. С. 478–489.

Chepinoga V. V., Protopopova M. V., Pavlichenko V. V. 2017. Detection of the most probable Pleistocene microrefugia on the northern macroslope of the Khamar-Daban Ridge (Southern Prebaikalia). Contemp. Probl. of Ecol. 10(1): 38–42. DOI: 10.1134/S1995425517010036

Чепинога В. В., Протопопова М. В., Павличенко В. В. Северный макросклон хребта Хамар-Дабан (юг Восточной Сибири) – неморальный рефугиум в прошлом и в настоящем // Актуальные вопросы биогеографии: Материалы Междунар. конф. (9–12 октября 2018, г. Санкт-Петербург, Россия). СПб., 2018. С. 430–432.

Чепинога В. В., Протопопова М. В., Павличенко В. В., Гладких Е. М. К распространению неморальных видов растений на хребте Хамар-Дабан (Южное Прибайкалье, Восточная Сибирь) // Известия Иркутского гос. ун-та. Серия «Биология. Экология», 2016. Т. 17. С. 30–37.

Чепинога В. В., Степанцова Н. В., Протопопова М. В., Павличенко В. В., Гладких Е. В., Арбузова Г. А., Скорнякова А. М. 2018. Флористические находки на хребте Хамар-Дабан (Южное Прибайкалье, Восточная Сибирь) // Известия Иркутского гос. ун-та. Серия «Биология. Экология», 2018. Т. 25. С. 41–53. DOI: 10.26516/2073-3372.2018.25.41

Эбель А. Л. Новые для Сибири и малоизвестные чужеродные виды растений // Сист. зам. Герб. Томск. ун-та, 2013. № 108. С. 23–28.

Эбель А. Л., Буко Т. Е., Шереметова С. А., Яковлева Г. И., Куприянов А. Н. Новые для Кемеровской области виды сосудистых растений // Бот. журн., 2009. Т. 94, № 1. С. 106–113.

Флора Сибири. Т. 6. Portulacaceae – Ranunculaceae / под ред. Л. И. Малышева, Г. А. Пешковой. Новосибирск: Наука, 1993. 310 с.

Флора Центральной Сибири. Под ред. Л. И. Малышева, Г. А. Пешковой. В 2-х т. Новосибирск: Наука, 1979. 1048 с.

Гамова Н. С., Чепинога В. В., Дудов С. В., Серебряный М. М. Флористические находки в Южном Прибайкалье // Бюл. МОИП. Отд. биол. 2018. Т. 123, вып. 6. С. 69–71.

Гамова Н. С., Дудов С. В. Дополнения к флоре Байкальского заповедника // Turczaninowia, 2018. Т. 21, вып. 3. С. 12–20. DOI: 10.14258/turczaninowia.21.3.3

Гамова Н. С., Дудов С. В. Флористические находки в Байкальском заповеднике и его охранной зоне // Труды Мордовского гос. природ. заповед. им. П. Г. Смидовича. Саранск–Пушта, 2018. Вып. 20. С. 15–23.

Гамова Н. С., Дудов С. В., Суткин А. В., Краснопевцева А. С. Новые и редко встречающиеся в Бурятии таксоны адвентивных растений из охранной зоны Байкальского заповедника // Turczaninowia, 2018. Т. 21, вып. 3. С. 12–20. DOI: 10.14258/turczaninowia.21.3.2

Иванова Е. В. Neottia Guett. – Гнездовка // Флора Сибири. Т. 6. Araceae – Orchidaceae. Под ред. Л. И. Малышева, Г. А. Пешковой. Новосибирск: Наука, 1987. С. 141–142.

Иванова М. М., Казановский С. Г., Киселева А. А. Находки во флоре юго-восточного (Хамар-Дабанского) побережья оз. Байкал: реликты третичной неморальной флоры и редкие виды // Turczaninowia, 2016. Т. 19, вып. 3. С. 94–105. DOI: 10.14258/turczaninowia.19.3.6

Камелин Р. В. Земляника – Fragaria L. // Флора Восточной Европы. Т. 10. Покрытосеменные. Двудольные. Под ред. Н. Н. Цвелева. СПб.: Мир и семья; Изд-во СПХФА, 2001. С. 452–456.

Конспект флоры Азиатской России: Сосудистые растения. Под ред. К. С. Байкова. Новосибирск: Изд-во СО РАН, 2012. 640 с.

Красноборов И. М. Высокогорная флора Западного Саяна. Новосибирск: Наука, 1976. 380 с.

Криштофович В. И., Бобров Е. Г. Род Овсяница – Festuca L. s. str. // Флора СССР. Т. 2. Отв. ред. В. Л. Комаров. Л.: Изд-во АН СССР, 1934. С. 497–535.

Малышев Л. И., Пешкова Г. А. Особенности и генезис флоры Сибири. Предбайкалье и Забайкалье. Новосибирск: Наука, 1984. 265 с.

Ohwi J. 1965. Flora of Japan. Washington D. C. 1067 pp.

Олонова М.В. Poa – Мятлик // Флора Сибири. Т. 2. Poaceae (Gramineae). Под ред. Л. И. Малышева, Г. А. Пешковой. Новосибирск: Наука, 1990. С. 163–186.

Олонова М. В. Популяционное исследование гибридогенных комплексов Poa palustris L. – P. nemoralis L. и P. palustris L. – P. nemoralis L. – P. urssulensis Trin. на юге Западной Сибири // Ботан. исслед. Сибири и Казахстана, 2001. Вып. 7. С. 13–33.

Олонова М. В. Новое местонахождение Poa compressa L. // Сист. зам. Герб. Томск. ун-та, 2003. № 93. С. 11.

Олонова М. В. Род Poa L. (Poaceae) во флоре Сибири. Томск: Изд-во Том. ун-та, 2016. 360 c.

Олонова М.В., Gao X. Потенциальные возможности распространения адвентивного растения Poa compressa L. в Сибири // Вестник Том. гос. ун-та. Биология, 2014. № 4(28). С. 56–69.

Olonova M. V., Mezina N. S., Vysokikh T. S., Shiposha V. D., Albright, T. P. 2016. Will Poa compressa (Poaceae) become invasive in Siberia? Phyton (Horn, Austria) 56(2): 181–192. DOI: 10.12905/0380.phyton56(2)2016-0181

Овчинников П. Н. Род Лютик – Ranunculus L. // Флора СССР. Т. 7. Под ред. Б. К. Шишкина. М., Л.: Изд-во АН СССР, 1937. С. 351–509.

Положий А. В., Крапивкина Э. Д. Реликты третичных широколиственных лесов во флоре Сибири. Томск: Изд-во Том. ун-та, 1985. 157 с.

Пробатова Н. С. Сем. Мятликовые – Poaceae // Сосудистые растения советского Дальнего Востока. Т. 1. Общая часть. Плауновидные, Ситниковые, Мятликовые (Злаки). Под ред. С. С. Харкевича. Л.: Наука, 1985. С. 89–382.

Пробатова Н. С. Семейство Мятликовые – Poaceae // Флора российского Дальнего Востока: Дополнения и изменения к изданию «Сосудистые растения советского Дальнего Востока». Т. 1–8 (1985–1996). Отв. ред. А. Е. Кожевников, Н. С. Пробатова. Владивосток: Дальнаука, 2006. С. 327–391.

Пыхалова Т. Д. Гроздовник виргинский // Красная книга Республики Бурятия: Редкие и находящиеся под угрозой исчезновения виды животных, растений и грибов / под ред. Н. М. Пронина. Улан-Удэ: Изд-во БНЦ СО РАН, 2013. С. 466.

Пыхалова Т. Д. Волчник обыкновенный (волчье лыко) // Красная книга Республики Бурятия: Редкие и находящиеся под угрозой исчезновения виды животных, растений и грибов / под ред. Н. М. Пронина. Улан-Удэ: Изд-во БНЦ СО РАН, 2013. С. 627.

Swearingen J., Bargeron C. 2016. Invasive Plant Atlas of the United States. University of Georgia Center for Invasive Species and Ecosystem Health. URL: http://www.invasiveplantatlas.org/ (Accessed 11 January 2019).

Тимохина С. А. Ranunculus L. – Лютик // Флора Сибири. Т. 6. Portulacaceae – Ranunculaceae. Под ред. Л. И. Малышева, Г. А. Пешковой. Новосибирск: Наука, 1993. С. 165–198.

Turczaninow N. S. 1856. Flora baicalensi-dahurica seu descriptio plantarum in regionibus cis et transbaicalensibus atque in Dahurica sponte nascetium. Vol. 2. Moscow, 374 pp.

Верхозина А. В. Fragaria × ananassa (Weston) Duchesne ex Rozier – Земляника ананасная // Черная книга флоры Сибири. Под ред. Ю. К. Виноградовой, А. Н. Куприянова. Новосибирск: Гео, 2016. С. 327–333.

Верхозина А. В., Казановский С. Г., Степанцова Н. В., Кривенко Д. А. Флористические находки в республике Бурятия и Иркутской области // Turczaninowia, 2013. Т. 16, вып. 3. С. 44–52. DOI: http:/dx.doi.org/10.14258/turczaninowia.16.3.8

Виньковская О. П. Волчник обыкновенный // Красная книга Иркутской области. Под ред. О. Ю. Гайковой и др. Иркутск: Время странствий, 2010. С. 267.

Talebi S.M., Nohooji M.G., Yarmohammadi M., Azizi N., Matsyura A. 2018. Trichomes morphology and density analysis in some «Nepeta» species of Iran. Mediterranean Botany, 39(1): 51-62. doi:10.5209/MBOT.59574

Jankowski K., Truba M., Jankowska J., Czeluscinski W., Wisniewska-Kadzajan B., Malinowska E., Matsyura A. 2018. Effects of soil conditioners on lawn grass growth in different year seasons. Applied Ecology and Environmental Research, 16 (4): 3755-3765. doi:10.15666/aeer/1604_37553765

Растения-пришельцы Сибири войдут в «Черную книгу»

Биологи начали составлять списки растений, которые войдут в «Черную книгу флоры Сибири». Книга выйдет в 2015 году и будет содержать перечень чужеродных видов растений, угрожающих биологическому разнообразию и экологической стабильности региона.

В Кемерове в Институте экологии человека СО РАН прошло совещание, посвященное созданию в Кузбассе списка «чернокнижных» растений. В нем приняли участие ведущие ботаники СФО, которые рекомендовали составить и утвердить списки данных инвазионных видов. Также они предложили управлению Росприроднадзора по СФО создать в рамках экологического общественного совета специальную комиссию.

Эти растения, занесенные на территорию Сибири, обладают  высокой биологической активностью и способностью к выживаемости. Такие виды специалисты-ботаники называют чужеродными, адвентивными или заносными: их количество может достигать 20 процентов от состава урбанофлор и флор территорий, сообщила «Российская газета».

К примеру, клен американский, выведенный как декоративное дерево, становится большой помехой для ведения лесного хозяйства или борщевик Сосновского – агрессивный вид, вытесняющий местных «обитателей» из растительных сообществ. Другой вид «пришел» к нам из Америки – циклахена дурнишниковая, алергенная трава, ядовитая для скота и птицы, а наиболее распространенным в Сибири сорняком за последние полвека стал мелколепестник канадский.

Отметим, что данные растения могут стать источником аллергических заболеваний у людей и отравлений у животных. Поэтому ученые изучают их биологию, скорость и способы распространения, а также разрабатывают рекомендации по снижению негативного влияния «чернокнижных» растений на состояние экосистем Сибири и ходатайствуют перед президиумом СО РАН о создании соответствующей интеграционной научной программы.

Источник: «Газета Кемерова», автор Альбина Соболева.

Фото: Анастасия Антонович.

Дикие животные и растения Красной книги Сибири: описание, фото и видео сибирской природы.

Более чем на 7 тыс км простирается Сибирь из запада на восток, и на 3,5 тыс км — с севера на юг, что объясняет характерное для этой части России разнообразие климатических условий, почвенно-растительных зон, богатство животного и растительного мира. Например, в тундре только-только начинает расти желтая морошка, а в средней полосе Сибири уже достигают яблоки и виноград, за Свердловском — сосновые боры, за Челябинском — березовые рощи. Потрясающая дикая природа и незаселенные земли, — все это сердце России — Сибирь, где сосредоточена половина природных богатств страны.

 

Растительный мир

Для Сибири характерны разные природные зоны — от тундры до полупустынь. Большая часть территории занята хвойными лесами и болотами. Темные поросшие осокой болота кажутся бескрайними. Лишь одинокие сосны возвышаются над ними, образуя так называемый рям, моховое болото, поросшее кустарником, благодаря которому вглубь степи проникают багульник, морошка, брусника, клюква. Совсем рядом на смену сосне приходит береза — это согра, заболоченная местность, покрытая все тем же кустарником и мелким лесом. Особый интерес представляет зона муссонных смешанных лесов на Дальнем Востоке. Луговая и степная растительность представлена овсяницей, ковылю, мятликами. Многие виды растений Сибири внесены в Красную книгу: ветреница байкальская, башмачок крупноцветковый, женьшень, рододендрон Фори, гортензия черешчатая.

1 ветреница байкальская

2 башмачок крупноцветковый

3 женьшень

4 рододендрон Фори

5 гортензия черешчатая

Животный мир

В лесах Сибири привычны горностаи, акклиматизированные американские норки, ласки, заяц-беляк. Из грызунов стоит отметить енисейскую белку в Восточной Сибири. В горах встречается камчатский сурок. В Красную книгу России занесен тувинский бобр. На Алтае широко распространен длиннохвостый суслик. В таежной полосе обитают высокогорная сибирская полевка, лемминги. Из насекомоядных в Красную книгу занесены даурский еж. Кроме того, в Сибири водятся: байкальский тюлень, марал, косуля, лось, снежный баран, бурый медведь, кабан, песец, волк, рысь, соболь, росомаха, колонок, выдра.

6 тувинский бобр

7 даурский еж

Видео: Дикая природа России 1 из 6 Сибирь

https://www. youtube.com/watch?v=Hdqpk41CYiY

Просто красивые фото природы Сибири.

Виктор Черепнин — Пищевые растения Сибири читать онлайн

В. Л. Черепнин

Пищевые растения Сибири

АКАДЕМИЯ НАУК СССР СИБИРСКОЕ ОТДЕЛЕНИЕ

Ответственный редактор д-р с.-х. наук Л. К. Поздняков

Цель настоящей книги — показать, насколько богата наша дикая сибирская природа и как широко можно использовать ее дары. В нашей стране уже много лет люди не знают, что такое голод. Разнообразная, вкусная и калорийная пища, богатая витаминами и другими полезными для организма веществами, составляет одно из главных богатств народа, отражает его благополучие, поэтому преумножение пищевых ресурсов является постоянной заботой нашей партии и правительства.

В Сибири, особенно на севере и в горах, в силу суровых климатических условий (короткого вегетационного периода, вечной мерзлоты, заболоченных территорий) население не всегда в достаточном количестве обеспечено свежими продуктами растительного происхождения. В то же время во всех природных зонах — от центрально-азиатских полупустынь Тувинской АССР на юге до тундры на севере — в дикой природе произрастает около 300 видов съедобных растений (кроме грибов и водорослей), из которых практически, да и то не в полной мере, используется не более 40. В этой книге описаны растения, отличающиеся наиболее ценными пищевыми достоинствами, т. е. содержащие значительное количество биомассы при наличии таких важных для человека веществ, как белки, жиры, углеводы, витамины. Впервые обобщены разрозненные литературные сведения и результаты собственных исследований о пищевых дикорастущих растениях Сибири. Не все растения имеют достаточно полную пищевую характеристику. Это зависело от имеющихся данных. Для многих видов не указаны способы заготовки, переработки и хранения, так как они схожи с применяемыми к культурным растениям.

Кроме рекомендации непосредственного использования диких растений в пищу преследовалась еще одна важная цель: пропаганда введения в культуру, особенно в северных районах, ценных съедобных растений. При использовании приемов селекции и агротехники можно в несколько раз увеличить фитомассу и питательные свойства диких растений. Здесь открываются возможности для получения новых сортов. Большую помощь в этом важном деле могли бы оказать юные натуралисты и пенсионеры. Почему бы не ввести в культуру такие исключительно полезные растения, как одуванчик обыкновенный, ложечница арктическая, виды щавеля и лука, ревень алтайский, огуречная трава, пастушья сумка, первоцвет, многие ягодники? Почти все они многолетники и, однажды посаженные, без больших затрат в течение ряда лет способны давать обильный урожай. Как раз с этой целью указаны некоторые редкие и исчезающие растения, непосредственное использование которых должно быть исключено.

Кроме сосудистых растений в книге описаны два широко распространенных вида лишайника (исландский и олений), имеющие важное пищевое значение и произрастающие в лесной зоне, в высокогорном поясе, но особенно обильно — в тундре и лесотундре, где часто образуют сплошной покров.

Для оценки географического распространения, или ареала видов, территория Сибири разделена на три региона: Западная Сибирь (Тюменская, Омская, Новосибирская, Томская, Кемеровская области и Алтайский край), Средняя (Тувинская АССР, Красноярский край и Иркутская область), Восточная Сибирь (Бурятская АССР, Читинская область и Якутская АССР). Многие названные в книге съедобные растения широко распространены в прилегающих к Сибири районах Зауралья, Урала и севера европейской части СССР, Северного и Восточного Казахстана, Амурской области, в центральных и северных районах Хабаровского края, Магаданской области, вплоть до Чукотки.

Рисунки растений в основном заимствованы из различных изданий и, прежде всего, из «Флоры южной части Красноярского края» [Черепнин, 1957–1967], Определителя растений юга Красноярского края [1979] и Определителя растений Новосибирской области [1973].

Щедрые дары природы

Для получения урожая дикорастущих пищевых растений не требуется затрат человеческого труда. Природа позаботилась о различных продуктах питания — от пряных и ароматических до овощных и хлебных — и подарила их человеку. Дикорастущие растения с древних времен были и продолжают оставаться неисчерпаемым источником пищевых продуктов. Кроме того, они являются исходным материалом для селекции культурных растений.

До того как человек перешел на оседлый образ жизни, большую часть его рациона составляли дикие растения. Собирательством люди занимаются до настоящего времени, например кочевое племя Кунг, живущее в Южной Африке в пустыне Калахари; возраст его не менее 11 тыс. лет [Грант, 1980]. Аборигены северных районов нашей страны вплоть до Великой Октябрьской социалистической революции в качестве растительной пищи использовали главным образом дикорастущие виды местной флоры [Караваев, 1942].

Дикорастущие растения не раз выручали людей в трудные неурожайные годы. Но и теперь, когда в нашей стране не испытывается недостатка в продуктах питания, они должны широко входить в пищевой рацион населения, особенно в северных районах Сибири, где сельскохозяйственные культуры не выращиваются в силу суровых климатических условий. К тому же многие виды диких пищевых растений не только не уступают, но даже превосходят по питательности и вкусовым качествам культурные растения или вообще не имеют аналогов. Это многие ягодные, орехоносные, салатные и овощные растения, грибы и водоросли. Но в Сибири далеко не все они используются в пищу или употребляются в незначительном количестве, хотя за рубежом издавна входят в рацион питания и считаются прекрасными продуктами. К ним относятся одуванчик, папоротник орляк, стрелолист, водяной орех, многие морские водоросли и другие виды высших и низших растений. Ежегодно пропадают сотни и тысячи тонн ценного, высокопитательного и витаминного дикорастущего пищевого сырья. Здесь, видимо, необходимо преодолеть психологический барьер, как когда-то в отношении помидоров, картофеля и многих других, теперь уже привычных культурных растений.

Человек должен всегда помнить, что природа требует бережного, хозяйского отношения к ней. Использовать дикорастущие полезные растения надо разумно, зная их биологические особенности.

Условия произрастания съедобных растений

Среди сосудистых пищевых растений наиболее обширную группу составляют лесные — 177 видов, в том числе 27 — водно-болотные. Много съедобных растений (93 вида, из них 16 водно-болотные) произрастает и в степной зоне, а также встречается среди сорняков (58 видов), значительно меньше их (30 видов) в высокогорье и еще меньше (около 20 видов) в тундровой зоне. Многие из них обитают одновременно в смежных растительных зонах. Так, для лесной и степной зон характерны 62 вида растений.

Читать дальше

Полевые и садовые цветы Сибири. Часть 1

Полевые и садовые цветы Сибири. Часть 1 

Ирис, или касатик (Iris) – многолетние травянистые корневищные растения. Название рода Iris (по имени богини радуги Ириды в греческой мифологии) дано растению вследствие того, что их цветы окрашены у различных видов в самые разнообразные оттенки, включающие почти все цвета радуги. В культуре ирисы возделываются более двух тысячелетий. Ценятся они за красоту и аромат цветов, а также за аромат корня, вытяжки из которого используются в парфюмерной промышленности, при изготовлении кондитерских и винно-водочных изделий. Цветут ирисы с мая по июль.

Саранка. Она же лилия кудреватая, или мартагон (Lilium martagon). Растет преимущественно в Сибири и на Урале. Название саранка происходит от татарского sarana – «лилия» и монгольского sarana – «дикий чеснок» (по схожести луковиц обоих растений). В соответствии с одним из немецких поверий, у каждой лилии есть эльф-покровитель, который вместе с нею рождается и умирает. Цветки лилии кудреватой опыляются преимущественно ночными бабочками – бражниками, привлекаемыми своеобразным ароматом цветков, который под вечер усиливается. Цветет растение в июне – июле.

Купальница (Trollius) – род многолетних травянистых растений семейства лютиковых. Согласно германским и скандинавским легендам, это растение считалось любимым цветком троллей. Тем не менее научное название рода Trollius происходит от латинского trulleus – «шарообразный сосуд» и связано с формой цветка. Русское название связано с местообитанием растения, чаще всего у самой воды. Чашелистики образуют цветок оригинальной шаровидной формы, защищающей пыльцу от сырости, с одним небольшим отверстием наверху, через которое насекомые попадают внутрь. Аромат слабый, напоминает запах мандарина. Цветет купальница в мае – июне.

Люпин (Lupinus) – род растений семейства бобовых. В декоративном цветоводстве выращивают гибридные сорта люпина многолистного (Lupinus polyphyllus). Используется в медицине и фармакологии, в качестве корма животным. Обогащает почву азотом. Цветет люпин в июне – июле, затем в сентябре и до заморозков.

Эшшольция (Eschscholzia) – род растений семейства маковых. Род назван в честь российского путешественника и естествоиспытателя Иоганна Фридриха фон Эшшольца. Цветки обычно оранжевые или красные. Наиболее известный вид – эшшольция калифорнийская (Eschscholzia californica), называемая также «калифорнийским маком». Используется в декоративных целях. Растение неприхотливо и может расти даже на сухих песчаных почвах. Цветёт с июня по октябрь.

Прострел широколистный, в народе сон-трава (Pulsatilla latifolia) – семейство лютиковых, класс двудольных. Наши сибирские мохнатые «подснежники». На ночь цветок как будто засыпает, поникая и плотнее смыкая листочки, за что и получил свое народное название. И в народной медицине настой сушеной травы используется против бессонницы. Русское название «прострел» происходит от легенды об архангеле, метнувшем стрелу в беса, спрятавшегося в зарослях сон-травы, и прострелившем лист растения. Считается, что с тех пор нечистая сила ближе двенадцати верст к растению не приближается. Когда в полнолуние гадали, клали под подушку сон-траву, и, если приснится приятный сон, считалось, что это к счастью.

Мак голостебельный (Papaver nudicaule) – многолетнее травянистое растение; вид рода мак (Papaver) семейства маковых. Выращивают как двулетники. Хороши для газонов и альпийских горок. Зацветают рано и цветут продолжительно, с мая по сентябрь.

Георгин, или далия (Dahlia) – род многолетних травянистых растений семейства сложноцветных. Научное название Dahlia дано роду в честь шведского ботаника Андерса Даля, ученика Карла Линнея, а русское название «георгин» – в честь петербургского ботаника, географа и этнографа Иоганна Георги. Индейские народы Латинской Америки употребляли георгины, как и маис, в пищу. Особенно вкусными у них считались клубни этого растения. Георгины хорошо растут на плодородной и водопроницаемой почве с рыхлокомковатой структурой.

Фиалка трехцветная (Viola tricolor) – семейство фиалковые, класс двудольные. Садовые «анютины глазки» произошли от скрещивания фиалки трехцветной с другими видами фиалки. Англичане считают «анютины глазки» символом любви и верности. Если в день святого Валентина послать кому-нибудь изображение этого цветка, то это будет расценено как признание в любви к адресату. Цветет фиалка трехцветная с июня по август. Широко применяется в медицине.

Гвоздика турецкая, или бородатая (Dianthus barbatus) – многолетнее растение из Южной Европы, выращиваемое в средней полосе как двулетник. Цветки считаются съедобными. Во Франции и Англии гвоздика была цветком высших сословий, в Бельгии считалась цветком простонародья, символом благоустроенного домашнего очага, в Германии символизировала постоянство и верность. Именно немцы дали цветку название «гвоздика» – за сходство его аромата с запахом пряности, высушенных бутонов гвоздичного дерева.

ПОЛЕВЫЕ И САДОВЫЕ ЦВЕТЫ СИБИРИ. ЧАСТЬ 2

ПОЛЕВЫЕ И САДОВЫЕ ЦВЕТЫ СИБИРИ. ЧАСТЬ 3

ПОЛЕВЫЕ И САДОВЫЕ ЦВЕТЫ СИБИРИ. ЧАСТЬ 4

ПОЛЕВЫЕ И САДОВЫЕ ЦВЕТЫ СИБИРИ. ЧАСТЬ 5

АВСТРАЛИЙСКИЙ ЗООПАРК

ДРУГИЕ ФОТОГРАФИИ

НА ГЛАВНУЮ

сибирских растений меняют свою фенологию в ответ на изменение климата — Росбах — 2021 — Биология глобальных изменений

1 ВВЕДЕНИЕ

Сибирь претерпела резкие климатические изменения из-за глобального потепления в последние десятилетия (Гройсман и др., 2013; Романовский и др., 2007). С 1850 г. среднегодовая температура в Сибири повысилась на 1–2°С, тогда как среднемировая земная температура повысилась лишь на 0,5–1°С; и потепление ускорилось с 1990 года (Balzter et al., 2007; Лугина и др., 2006; Чебакова и др., 2010). Региональные последствия этой тенденции потепления включают сокращение продолжительности морского ледяного покрова (Stocker et al., 2014), ускоренное таяние ледников (Surazakov et al., 2007; Takahashi et al., 2011), изменение гидрологических режимов (Yang et al. , 2002), активизация термокарстовых процессов (Kirpotin et al., 2009; Ulrich et al., 2019) и инициация деградации вечной мерзлоты, что приводит к увеличению выбросов парниковых газов (Schuur et al., 2015; Walter et al., 2006). Эти изменения, вероятно, окажут сильное влияние на экосистемы в этом регионе, который охватывает целый ряд биомов от тундры до степей с умеренным климатом на обширной территории площадью 13,1 млн км² и играет большую роль в глобальной экологии.

Однако экологические реакции на эти климатические изменения до сих пор плохо изучены. Фенология, изучение времени событий жизненного цикла организмов (например, когда растения распускают листья или цветут), возможно, является одним из наиболее убедительных и чувствительных показателей для документирования влияния изменения климата на экосистемы (Берроуз и др. , 2011; Post et al., 2001), поскольку температура является одним из основных факторов, влияющих на фенологию растений (Flynn & Wolkovich, 2018). Фенология растений отреагировала на изменение климата сдвигом во времени (Augspurger & Zaya, 2020; König et al., 2018; Liu et al., 2016; Menzel et al., 2020), что повлияло на половое размножение (Pardee et al., 2019). ), взаимодействие растений и растений и животных (Kharouba et al., 2018), сосуществование в различных растительных сообществах (Rafferty et al., 2020) и динамику углерода и питательных веществ, что приводит к увеличению роста и продуктивности экосистем во многих экосистемах (Gallinat и другие., 2015; Волкович и др., 2012). Однако большинство фенологических исследований по этой теме сосредоточено на умеренной зоне, а некоторые исследования также проводятся в бореальной зоне Европы и Америки. Другие регионы мира менее изучены. Насколько нам известно, исследований фенологии растений по наземным наблюдениям в Сибири нет; немногочисленные существующие исследования фенологии в этой обширной области основаны главным образом на данных дистанционного зондирования (например, Morozumi et al. , 2020). В этих немногочисленных опубликованных исследованиях сообщалось о фенологических сдвигах, в целом соответствующих сообщениям о других экосистемах, включая сдвиги ареалов лесов, тундры, степей и водно-болотных угодий (Meyer et al., 2008; Чебакова и др., 2010), продление вегетационного периода (Шульгина и др., 2011) и повышение продуктивности леса (Бернер и др., 2013; Каллаган и др., 2013; Эспер и Швайнгрубер, 2004). Хотя эти наблюдения полезны, общеизвестно, что трудно получить точные фенологические наблюдения из космоса и подробный наземный анализ фенологических данных в Сибири и других холодных средах, таких как Арктика и альпийские экосистемы (например, Richardson et al., 2013). ), нужно срочно.

Наше нынешнее понимание того, как фенология реагирует на изменение климата, основано почти исключительно на данных из Европы и Северной Америки с умеренным климатом, где проводилось большинство фенологических исследований (Augspurger & Zaya, 2020; König et al. , 2018; Menzel et al. , 2020). Немногочисленные существующие региональные исследования в других биомах (Bjorkman et al., 2015; Mo et al., 2017; Park & ​​Schwartz, 2015) позволяют предположить, что величина, а в некоторых случаях даже направление фенологических сдвигов могут зависеть от адаптации растений. региональным и местным климатическим параметрам.Например, Бьоркман и др. (2015) сообщают, что, несмотря на один из самых высоких темпов потепления в Арктике, цветение в некоторых местах в последние годы задерживается из-за увеличения количества зимних осадков и более глубокого снежного покрова. В другом примере Парк и Шварц (2015) сообщают, что фенология весенних растений ранее не менялась в субтропиках на юго-востоке США. Следовательно, необходимы дополнительные региональные исследования, чтобы сформировать всеобъемлющую глобальную картину фенологических сдвигов в различных экосистемах.

Здесь мы сообщаем о результатах фенологических сдвигов из многолетнего, исключительно подробного, недавно оцифрованного набора фенологических записей из бореальных лесов России, также известных как тайга, собранных в Баргузинском заповеднике в Сибири. Данные состоят из более чем 15 000 фенологических записей о четырех фенологических событиях — распускании листьев, цветении, плодоношении и старении (сезонное отмирание травянистых растений и опадение листьев у древесных видов) — систематически собираемых в одном месте в течение четырех десятилетий (1976–2018 гг.) для более более 60 видов растений, представляющих разные формы роста.Эти данные содержат важную новую фенологическую информацию о реакции растений на изменение климата на уровне видов и сообществ в этом уникальном отдаленном регионе. В частности, мы решаем следующие вопросы:
  1. Отличаются ли направление и величина фенологических сдвигов у сибирских растений от наблюдаемых в других регионах? Основываясь на предыдущих исследованиях адаптированных к холоду растений, мы предсказали, что распускание листьев, цветение и плодоношение также ускоряются в ответ на потепление весенними и летними температурами из-за высокой чувствительности этих стадий к температуре. Кроме того, мы ожидали, что более теплая осень задержит старение сибирских растений из-за влияния температуры на физиологию растений в конце сезона (например, Fracheboud et al., 2009; Shi et al., 2014).
  2. Видоспецифичны ли направление и величина фенологических сдвигов у сибирских растений во времени? Мы ожидаем, что большинство видов будут следовать тенденциям, установленным в фенологической литературе (например, ускорение распускания листьев и задержка старения), а некоторые виды будут демонстрировать различные модели, поскольку механизмы, лежащие в основе фенологических сроков (например,г. отзывчивость на климат; Бадек и др., 2004 г.; Баслер и Кёрнер, 2012 г.; Rathcke & Lacey, 1985), вероятно, отличаются от вида к виду (Augspurger & Zaya, 2020; Ovaskainen et al., 2013; Panchen & Gorelick, 2017; Sherry et al., 2007). По той же причине мы также ожидаем, что виды с поздним распусканием листьев, цветением и плодоношением и замедленным старением будут различаться по величине сдвигов во времени среди этих событий.
  3. Связаны ли эти видоспецифичные фенологические реакции с формами роста растений (т.е. деревья, кустарники, кустарнички, травы)? Форма роста может изменить влияние изменений окружающей среды на фенологию растений, поскольку она отражает эволюционировавшую морфологическую и физиологическую адаптацию к преобладающим условиям роста, таким как температура, осадки и фотопериод (Du et al., 2020; Heberling et al., 2019; König et al. др., 2018). Листовые и цветочные почки, созревающие плоды и листья у деревьев, кустарников, кустарничков и трав располагаются на разной высоте от земли (Раункиаег, 1934) и поэтому подвергаются разным термическим условиям.

2 МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ

2.1 Учебный центр

Объектом нашего исследования является Баргузинский природный заповедник (русский язык: «заповедник»), старейшая охраняемая территория Сибири, России (54°48′, 109°61′; рис. 1), включающая северо-восточный район озера Байкал. Заповедник общей площадью 2482 км² был создан в 1916 году для сохранения и развития популяции исчезающего соболя ( Martes zibellina L.). Баргузинский заповедник расположен в Байкальской рифтовой зоне и имеет типичный для этого региона рельеф, включая горные вершины Баргузинского хребта высотой до 2650 м над ур. и долины межгорных впадин. Климат континентальный со среднегодовой температурой воздуха -3,9°С и малым количеством осадков (в среднем 300-650 мм в год у берегов Байкала и более 1000 мм в высокогорьях; средняя температура воздуха и осадки с 1961 по 2011 г.; Лунина и Гладков, 2007). Короткий вегетационный период (120–140 дней) характеризуется быстрым повышением и понижением температуры весной и осенью соответственно; максимальные температуры воздуха достигаются в июле, а первый снегопад обычно приходится на середину сентября (Suzuki et al., 2001; Йе и Коэн, 2013).

Место проведения исследования

Растительность Баргузинского заповедника имеет высотную поясность, обусловленную сложным рельефом и влиянием Байкальского разлома. Участок исследования находился недалеко от береговой линии озера Байкал, где экосистема представляет собой бореальный хвойный лес с преобладанием лиственницы сибирской ( Larix sibirica ) с вкраплениями сосны обыкновенной ( Pinus sylvestris ) и березы повислой ( Betula pendula ).Почвы представлены энтическими подзолами согласно Всемирной справочной базе классификации почвенных ресурсов (www.isric.org).

2.2 Фенологические наблюдения и данные о погоде

Фенологические наблюдения собираются постоянным научным коллективом Баргузинского заповедника с 1976 года в рамках «Хроники природы» — программы мониторинга сети заповедников и национальных парков России (Ovaskainen et al., 2020). Эти долгосрочные фенологические наблюдения были инициированы для наблюдения за многочисленными таксонами на постоянных участках и в ненарушенных природных местообитаниях, а также для выявления влияния изменений окружающей среды на различные компоненты экосистем. Фенологические данные собирали круглогодично либо по установленным маршрутам, либо на постоянных площадках.

Еженедельно регистрировались фенологические события для 67 наиболее распространенных сибирских видов, встречающихся в природе на пяти постоянных площадках, удаленных друг от друга на 400 м 2 и расположенных на расстоянии 400–500 м друг от друга. Обычные виды (например, B. pendula , Empetrum sibiricum ) наблюдались более чем на одном участке, в то время как многие редкие виды были обнаружены только на одном участке (Приложение S1).Фенологические участки представляют собой бореальный смешанный лес, состоящий из L. sibirica , P. sylvestris и B. pendula в разных пропорциях с высотой полога 10–20 м и сомкнутостью от 60% до 80%. Кустарниковый ярус (высотой 1–4 м, с укрывистостью кроны от 5% до 40%) представлен в основном Ledum palustre , Rosa acicularis и Spiraea media . В подлеске преобладают карликовые кустарники (высотой до 80 см), в том числе Linnea Borealis , Pyrola rotundifolia и три вида Vaccinium ( V . миртилус , V . uliginosum и V. vitis-idea ). Различные травы, типичные для бореальных лесов (например, Bergenia crassifolia , Lilium pilosiusculum и Veratrum lobelianum ), также являются важным компонентом растительных сообществ на этих фенологических участках.

В настоящем исследовании наблюдались и анализировались следующие четыре ключевые стадии фенологических циклов растений: распускание первого листа, первое цветение, первые плоды и начало старения.Эти стадии отражают наблюдения, когда наблюдались первые молодые листья, первые открытые цветки, первые созревшие плоды и первые стареющие листья соответственно. Наступление фенологической стадии фиксировали, когда не менее 10% всех особей вида находились в соответствующей стадии (визуальная оценка). У вечнозеленых растений старение листьев не наблюдалось. Данные о первом цветке Arctostaphylos uva-ursi охватывают сравнительно короткий период времени и поэтому не учитывались при дальнейшем анализе.Все даты выражаются в виде дня года (DOY; 1 = 1 января и т. д.) и учитывают високосные годы. Были зарегистрированы и другие фенологические стадии, такие как различные стадии цветения, но эти стадии не представлены в данном текущем анализе.

Все виды были классифицированы как деревья, кустарники, полукустарники или травы на основе классификации форм роста растений Раункиера (Raunkiaer, 1934). Деревья и кустарники представляют собой долгоживущие деревянистые многолетники с покоящимися почками, расположенными на высоте более 50 см от поверхности почвы, при высоте деревьев не менее 5 м (т.г. Larix czekanowskii Szaf., Pinus sibirica Du Tour) и кустарники (например, Betula nana L., Dasiphora fruticosa (L.) Rydb.), не превышающие 5 м. Кустарнички – это растения с покоящимися почками на устойчивых (в некоторых случаях одревесневших) побегах у поверхности почвы, но не выше 25 см (например, L. borealis L., V. myrtillus L). Травы включают виды растений с покоящимися почками, всегда расположенными под землей (например, B. crassifolia (L.) Fritsch., Lupinaster pentaphyllus Moench). Набор данных включал девять деревьев, девять кустарников, 10 полукустарников и 39 трав (Приложение S2).

Данные о температуре воздуха, осадках и высоте снежного покрова собирались ежедневно на метеостанции «Давша», расположенной в 100–500 м от фенологических площадок. Метеостанция работает с 1955 года и регистрирует минимальную, среднюю и максимальную температуру воздуха и почвы, атмосферное давление, осадки и снежный покров.Температура измеряется термографом; количество осадков измеряется дождемером. Данные о температуре воздуха и снежном покрове имеются за тот же период, что и фенологические наблюдения (1976–2018 гг. ), тогда как данные об осадках доступны с 1985 г. и далее. Ежедневные записи погоды еще не оцифрованы, поэтому анализ заморозков пока невозможен.

2.3 Статистический анализ

2.3.1 Изменение климата в районе исследования

Для оценки закономерностей изменения климата в районе исследований были рассчитаны среднегодовые температура воздуха и осадки, продолжительность снежного покрова (от первого до последнего дня устойчивого снежного покрова) и формирование снежного покрова (первые сутки устойчивого снежного покрова). ) с 1976 по 2018 г. (1985–2018 гг. по осадкам).Кроме того, мы рассчитали среднюю температуру воздуха и осадки для «фенологической весны» (апрель, май и июнь), «фенологического лета» (май, июнь и июль) и «фенологической осени» (август, сентябрь и октябрь), трех сезонных периодов в которые у большинства растений соответственно распускаются, цветут, плодоносят и стареют (Молозников, 1970). Перекрытие между первыми двумя фенологическими сезонами происходит из-за фенологических графиков, специфичных для форм роста (рис. 3), и является короткой частью общего периода выращивания.Зима определяется как период покоя между окончанием старения листьев в ноябре и началом распускания листьев в марте. Мы подогнали обычные регрессии методом наименьших квадратов для проверки временных трендов каждой из этих трех сезонных температурных переменных.

2.3.2 Фенологическая чувствительность к климатическим переменным

Мы использовали линейные модели смешанных эффектов для определения фенологической реакции на межгодовую климатическую изменчивость («фенологическая реакция»).Было рассчитано пять моделей для всех видов и для каждой из четырех форм роста. Во всех моделях в качестве предиктора использовалась средняя температура соответствующего фенологического сезона (описанного выше). Температура во время цветения, которая в основном приходится на апрель-июнь («фенологическая весна»), была включена в качестве предиктора фенологии плодоношения, поскольку температура в эту фазу также может существенно влиять на характер плодоношения (Росбах и др. , 2018). Мы выбрали средние температуры, а не другие температурные показатели из-за их четкой корреляции с фенологией в умеренном и северном климате и возможности прямого сравнения с предыдущими фенологическими сезонами (Assmann et al., 2019; Аугспургер и Зая, 2020 г .; Хеберлинг и др., 2019). Предыдущие исследования показали, что альтернативные предикторы, основанные на температуре, такие как модели градусо-дней, обычно дают аналогичные результаты, но часто менее поддаются интуитивной интерпретации (Basler & Körner, 2012).

Осадки могут быть еще одним важным фактором фенологии растений (König et al., 2018), особенно в сравнительно сухом (ультра)континентальном климате Сибири, поэтому мы включили среднее количество осадков в модели для режимов первых плодов и начала старения в качестве пояснения. переменные для фенологии.Среднее количество осадков во время плодоношения, которое происходит в мае-июле («фенологическое лето»), также было включено в модели начала старения. Осадки не были включены в модели первого листа и первого цветка, поскольку талый снег является основным источником почвенной влаги весной в бореальных лесах (Pederson et al., 2011) и не является ограничивающим фактором для весеннего роста. Влияние снежного покрова, еще одного важного фактора ранних и поздних фенофаз растений в холодном климате (Assmann et al., 2019; Bjorkman et al., 2015; Gallinat et al., 2015), также были оценены путем включения продолжительности снежного покрова и формирования снежного покрова в модели для первого листа и начала старения соответственно. Мы также включили в модель год фенологических наблюдений, чтобы проверить изменения во времени, не связанные строго с изменениями переменных среды, включенных в модели. Чтобы учесть различия в фенологической реакции между видами и микроклиматические различия между участками наблюдения, все модели включали виды и участки в качестве случайных эффектов.

2.3.3 Фенологические сдвиги за четыре десятилетия

Чтобы оценить изменения фенологии за последние четыре десятилетия, мы регрессировали наступление каждой фенологической фазы для каждого вида отдельно от года наблюдения. Рассчитанные наклоны регрессии представляют собой фенологические сдвиги (дни/год), которые для ясности были преобразованы в дни/декады.

Затем мы использовали взвешенные линейные модели для сравнения предполагаемых сдвигов между формами роста.Средневзвешенные значения включали стандартные ошибки рассчитанных сдвигов для каждого отдельного вида в качестве весов в регрессии, тем самым объясняя различные неопределенности оценок отдельных видов. В этих рамках мы рассчитали несколько статистических показателей. Во-первых, мы рассчитали средние фенологические сдвиги и связанные с ними доверительные интервалы для каждой формы роста и проверили, значительно ли эти сдвиги отличаются от нуля. Во-вторых, мы использовали дисперсионный анализ для проверки общей разницы между формами роста, а затем апостериорные тесты (Тьюки) для конкретных тестов между всеми уровнями групп.

Все статистические расчеты были выполнены с помощью программного обеспечения R (группа разработчиков R Core, 2021 г. ).

3 РЕЗУЛЬТАТА

3.1 Изменение климата в Баргузинском заповеднике

Анализ наших климатических данных выявил значительное повышение среднегодовой температуры (в среднем 0,4 ± 0,1°С/декаду; ± здесь и далее относится к стандартной ошибке оценки; рис. 2а). Наиболее сильное сезонное повышение температуры наблюдалось весной (0.6 ± 0,2 °C/декаду), затем лето (0,5 ± 0,2 °C/декаду) и осень (0,4 ± 0,2 °C/декаду). Количество осадков, которое сильно колебалось от года к году, существенно не изменилось за последние три десятилетия (рис. 2б). Как и в случае с осадками, продолжительность и формирование снежного покрова существенно менялись от года к году (рис. 2c, d), и ни один из них существенно не изменился в течение периода исследования.

Закономерности климатических изменений в Баргузинском государственном заповеднике, Сибирь.а) температура воздуха по сезонам; (б) осадки по сезонам; (c) годовая дата продолжительности снежного покрова; (г) Годовая дата образования снежного покрова. Весна, лето и осень определяются как периоды, когда большинство растений распускают листья, цветут, плодоносят и стареют соответственно. Зима — это период покоя между конечным увяданием и началом распускания листьев. Линии регрессии показывают климатические тренды за исследуемый период; только температура воздуха демонстрирует статистически значимое увеличение — годовых, весенних, летних и осенних, но не зимних температур ( p  < 0.05). Заштрихованные области обозначают 95% ДИ для линий регрессии

3.2 Фенологическая чувствительность к климату

Сроки всех четырех фенофаз (первый лист, первый цветок, первый плод и начало старения) существенно различались во времени для всех видов (Приложение S3). В следующих параграфах мы описываем влияние температуры воздуха и осадков, а также продолжительности и образования снежного покрова на это изменение. Статистические данные можно найти в Приложении S4.

3.
2.1 Дата окончания срока действия первого листа

Первые листья наблюдались с 27 апреля по 9 июля, в среднем 30 мая (деревья – 14 июня, кустарники – 4 июня, кустарнички – 31 мая, травы – 10 мая; рис. 3). На изменчивость даты отмирания первого листа значительно положительно влияли температуры воздуха со средним эффектом для всех видов в сочетании с опережением в фенологии на 1,6 дня/°C, тогда как продолжительность снежного покрова оказывала отрицательное значимое влияние на эту фенофазу со средним эффектом 0.Задержка распускания листьев на 3 дня в сутки при стабильном снежном покрове (Приложение S4). Растения разных форм роста различались по чувствительности к температуре воздуха со средними эффектами для деревьев, кустарников, кустарничков и трав на 1,7, 2,6, 1,9 и 1,1 сут/°С раньше распускания листьев соответственно. Точно так же продолжительность снежного покрова оказала отрицательное значительное влияние на эту фенофазу у деревьев, кустарничков и трав со средним эффектом задержки фенологии на 0,1, 0,2 и 0,4 дня в день при стабильном снежном покрове. Этот климатический параметр не оказал существенного влияния на распускание первого листа у кустарников (Приложение S4).

Сравнительная фенология четырех форм роста растений. Показаны средние даты (1976–2018 гг.) дней распускания листьев, цветения, созревания плодов и старения с их стандартными отклонениями. Пунктирные линии обозначают диапазоны месяцев

.
3.2.2 Цветение

Наблюдаемые виды в среднем начинали цветение 27 мая, в диапазоне от 27 апреля до 3 июля (средняя дата для деревьев — 20 мая, кустарников — 18 мая, кустарничков — 19 мая и трав — 2 июня; рис. 3).Более теплые весны ускоряли цветение на 1,8 дня/°C, тогда как весны с продолжительным снежным покровом задерживали его (0,3 дня/1 день устойчивого снежного покрова; Приложение S4). Эти предикторы окружающей среды оказывали такое же влияние на дату первого цветения, как и на дату увядания первого листа у разных форм роста: цветение происходило в более теплые весны (2,0, 3,0, 1,4 и 1,6 дня/°C у деревьев, кустарников, полукустарников и трав). соответственно) и отсроченные весной с продолжительным снежным покровом (0,2, 0,5, 0,6 и 0,2 дня/1 день устойчивого снежного покрова; Приложение S4).

3.2.3 Плодоношение

Как и в предыдущие две фенофазы, фенология плодоношения отличалась высокой изменчивостью: от 27 мая до 22 августа со средней датой появления первых плодов 8 июля (средняя дата для деревьев — 5 июля, кустарников — 8 июля, кустарничков — 5 июля и травы — 13 июля; рис. 3). Дата появления первых плодов определялась средней температурой воздуха до начала цветения и плодоношения, а также условиями осадков, предшествующими наступлению этой фенологической фазы (Приложение S4).В среднем плодоношение опережало годы с более теплыми весной и летом на 2,2 и 1,2 сут/°С соответственно, а также в годы с большим количеством осадков (опережение 0,05 сут на 1 мм осадков). Растения разных форм роста показали сходную реакцию фенологии плодоношения на повышение температуры воздуха весной и летом со средним опережением по всем формам роста 2,1 сут/°С для первой и 1,3 сут/°С для второй. Было обнаружено, что эта фенологическая стадия у деревьев, кустарников и трав реагирует на более высокие летние осадки с опережением 0.11, 0,05 и 0,05 дней/мм осадков соответственно. Год объясняет дополнительную изменчивость фенологии плодоношения только у трав (Приложение S4).

3.2.4 Старение

Различия в начале старения были значительно меньше, чем в предыдущих трех фазах; в среднем старение началось 30 сентября (самое раннее 6 сентября, самое позднее 15 октября). В среднем у деревьев, кустарников, кустарничков и трав старение началось 7 октября, 3 октября, 29 сентября и 19 сентября соответственно (рис. 3).В среднем по всем видам температура оказывала сложное влияние на начало старения: более высокие средние температуры во время плодоношения (летом) были связаны с более ранним старением (-1,5 дня/°C), тогда как более теплая осень замедляла старение (0,44 дня/°C; Приложение S4). Влияние температуры на фенологию поздних сезонов сибирских растений значительно различалось между четырьмя формами роста. Средние температуры во время плодоношения значительно опережали начало старения только у кустарников и трав (-1,6 дней/°C в обоих случаях; Приложение S4), тогда как на время этой фенофазы осенние температуры не влияли ни у одной из форм роста.В среднем по всем видам летние и осенние осадки и образование снежного покрова оказали небольшое, но значительное влияние на начало старения с задержками 0,03 дня/мм осадков (летом и осенью) и 0,04 дня/день образования снежного покрова соответственно ( Приложение S4). Летние осадки оказали положительное влияние на начало старения (задержку) только у трав, что свидетельствует о задержке старения в годы с более влажным летом (0,04 дня/мм осадков; Приложение S4). Осенние осадки и образование снежного покрова не оказали существенного влияния на сроки старения у четырех исследованных форм роста (Приложение S4).Год оказал значительное влияние на распускание первого листа (все виды и все формы роста), первое цветение (все виды и все формы роста, кроме полукустарничков) и начало старения (все формы роста), предполагая, что переменные среды в нашем исследовании модель не были единственными движущими силами этих трех фенофаз (Приложение S4).

3.3 Средние сдвиги в фенологии

Анализируя временные тенденции в фенологии, мы видим, что с 1970-х годов фенология сибирских растений значительно изменилась.В среднем исследуемые виды начинают распускать листья, цвести и плодоносить на 8,8 ± 0,2, 2,8 ± 0,2 и 6,4 ± 0,2 дня соответственно раньше в 2018 году, чем в 1976 году. в начале фенологических наблюдений (табл. 1).

ТАБЛИЦА 1. Направление и величина фенологических сдвигов во времени у 67 сибирских видов, усредненных по всем видам («Все виды») и сгруппированных по деревьям, кустарникам, кустарничкам и травам.Записи, выделенные жирным шрифтом, указывают на значительное ( p  < 0,05) отличие оценки от нуля. SE ± обозначают стандартные ошибки. ANOVA с апостериорными тестами (Тьюки) были выполнены для проверки различий в фенологических сдвигах между четырьмя формами роста.
Фенологическая фаза Форма роста Смена, дней/декада Попарное сравнение
Среднее СЭ± р -значение
Лист снаружи Все виды −2.2 0,2 <0,001
Дерево −3,1 0. 5 <0,001 и
Кустарник −3,3 0,5 <0.001 и
Карликовый кустарник −2,7 0,4 <0,001 и
Трава −1. 0 0,3 0,003 б
Анализ F -значение: 7,3, df  = 67, p  < 0.001
Первый цветок Все виды −0,7 0,2 0,003
Дерево −1. 9 0,6 0,001 и
Кустарник −1,5 0.7 0,03 и
Карликовый кустарник −0,3 0,5 0.50 и
Трава −0,3 0,3 0,5 и
Анализ F -значение: 2. 8, df  = 66, p  = 0,049
Первые плоды Все виды −1,6 0,2 <0,001
Дерево −1.7 0,5 <0,001 и
Кустарник −1,4 0. 4 <0,001 и
Карликовый кустарник −1,6 0,4 <0.001 и
Трава −1,7 0,3 <0,001 и
Анализ F -значение: 0. 08, df  = 67, p  = 0,96
Начало старения Все виды 1,5 0,2 <0,001
Дерево 1.2 0,4 0,009 и
Кустарник 1,0 0. 4 0,01 и
Карликовый кустарник 1,1 0,5 0.03 и
Трава 2.1 0,3 <0,001 и
Анализ F -значение: 2. 3, df  = 56, p  = 0,09

3.4 Видоспецифичные сдвиги в фенологии

Отдельные виды демонстрировали высокую степень изменчивости между видами как по направлению, так и по величине (рис. 4; Приложение S3). Тридцать четыре вида (51%) продемонстрировали значительный прогресс в распускании листьев между 6,7 ( Sambucus sibirica Nakai) и 1.6 дней/декаду ( L. pilosiusculum (Freuen) Miscz.), в то время как только три вида (4%) задержали начало распускания листьев при повышении температуры ( Aegopodium alpestre Ledeb. 5,4 дня/декаду; Caltha crenata Belaeva et Sipl. 3,5 дня/декаду и Chamerion angustifolium (L.) Holub. 2,5 дня/декаду).

Видоспецифичные фенологические сдвиги 67 растений Сибири с 1976 по 2018 гг. Точки – средние значения, горизонтальные линии – 95% доверительные интервалы. (а) распускание первого листа, (б) первый цветок, (в) первый плод и (г) начало старения. Подробную информацию об идентификаторах видов и расчетных сдвигах (среднее значение, стандартная ошибка и значения значимости) см. в Приложении 2. См. Приложение S5 для интерактивной версии этой фигуры.

Цветение 20 из 66 видов (30 %) значительно отреагировало на потепление климата, среди которых 17 (26 %) видов зацвели раньше и три (5 %) позже, чем в 1976 г. Как и в случае с датой появления первого листа, скорость цветения варьировала. значительно между 7 днями/декаду у Pinus pumila (Pall.) Regel и 1,5 дня/декаду в Viola canina L. Четыре вида, Fragaria vesca L. (7,1 дня/декаду), Aquilegia sibirica Lam. (2,8 дня/декаду), C. crenata Belaeva et Sipl. (2,0 дня/декаду) и Vaccinium vitis-idaea L. (1,2 дня/декаду) являются единственными видами, у которых начало цветения значительно задерживается в ответ на потепление климата.

Дата первого плода у 29 (43%) из 67 видов значительно продвинулась за исследуемый период, в то время как начало плодоношения было задержано только у одного вида (1. 5%; Juniperus sibirica Burgsd., 2,4 дня/декаду). Опять же, скорость сдвига среди видов со значительно более ранними сроками плодоношения сильно варьировалась между 6 днями за десятилетие у Euphrasia pectinata Ten. и 1,4 дня/декаду у E. sibiricum V. Vassil.

В отношении начала старения 23 из 55 видов (42%) задержались, и только два вида (4%; P. rotundifolia L., 13,0 дней/декаду и Duschekia fruticosa (Rupr.) Pouzar 2,1 дня/декада) продвинутый. Среди видов со значительно отсроченным началом старения скорость сдвига варьировала от 1,0 до 8,8 дней/декаду у V. uliginosum L. и Taraxacum officinale Wigg. соответственно.

3.5 Сдвиги в фенологии, характерные для форм роста

Форма роста растений может частично объяснить высокие видовые различия временных сдвигов (табл. 1; рис. 5).

Фенологические сдвиги четырех форм роста с 1976 по 2018 гг. Черные точки и вертикальные линии — модельные оценки и стандартные ошибки для каждой фенологической фазы (подробнее см. табл. 1). Цветные точки представляют собой модельные оценки для каждого вида. Звездочками отмечены статистически значимые сдвиги ( p

Дата выхода первого листа значительно продвинулась во всех четырех формах роста. Наиболее сильный фенологический сдвиг по распусканию первого листа был у деревьев, кустарников и кустарничков — виды этих трех групп облиственности 12,4 ± 0,5, 13.На 2 ± 0,5 и 10,8 ± 0,5 дня раньше в 2018 г., чем в 1976 г. Сдвиги в этой фенофазе у трав были значительно меньше (4,0 ± 0,3 дня), и ANOVA подтверждает общие различия между формами роста ( p  < 0,001).

Начало цветения значительно сдвинулось у деревьев (-7,6 ± 0,6 дня раньше, p  = 0,001) и кустарников (-6 ± 0,7 дня раньше, p  = 0,03), но незначительно у карликовых кустарников ( р  = 0. 5) и травы ( p  = 0,5) за период наблюдения. Эти различия между формами роста были в целом значимыми (ANOVA, p = 0,049), но результаты апостериорного теста среди групп были незначимыми.

Значительно опережает начало созревания плодов у всех форм роста, при этом наиболее сильное смещение наблюдается у деревьев (в 2018 г. раньше на 6,9 ± 0,5 сут по сравнению с 1976 г.), за ними следуют травы (6,7 ± 0,5 сут), кустарнички (6,5 ± 0,4 сут). ) и кустарники (5.8 ± 0,4 дня). Мы не обнаружили существенных различий между формами роста (ANOVA p = 0,96, апостериорные тесты незначимы).

Начало старения было значительно задержано у всех четырех форм роста в течение последних четырех десятилетий, при этом самые сильные сдвиги произошли у трав (на 8,4 ± 0,3 дня позже, чем в 1976 г.), за которыми последовали сравнительно аналогичные сдвиги у деревьев, кустарников и кустарничков (4,7 ± 0,4 дня). , 4,2 ± 0,4 и 4,5 ± 0,5 дня соответственно). Различия между формами роста были незначительными (ANOVA p = 0.09, апостериорные тесты незначимы).

4 ОБСУЖДЕНИЕ

4.1 Изменения фенологии растений Сибири в ответ на потепление климата

Наши результаты показывают, что потепление климата за последние четыре десятилетия привело к развитию фенологии раннего сезона и задержке фенологии позднего сезона. Подобно предыдущим исследованиям в северной и умеренной Европе, Северной Америке и Азии (Augspurger & Zaya, 2020; Ge et al., 2015; Кениг и др., 2018; Лю и др., 2016; Menzel et al., 2020), потепление весенних и летних температур в Баргузинском заповеднике было связано с опережающим облиственностью, цветением и плодоношением исследуемых видов, предположительно из-за чувствительности этих фенологических процессов к температуре окружающей среды. Примечательно, что распускание листьев происходило в два раза быстрее, чем время цветения и плодоношения, что свидетельствует о более высокой чувствительности ранней фенологии листьев к повышению температуры в месте исследования. Ускорение этих трех фаз сравнимо с реакцией адаптированных к холоду растений на потепление климата в средних широтах (т.г. 2,4, 2,5 и 2,2 дня/декаду опережают распускание листьев, цветение и плодоношение у европейских или китайских растений; Ге и др., 2015; Мензель и др., 2020).

Наши наблюдения замедленного старения у сибирских растений (в среднем 1,5 дня/декаду) аналогичны другим фенологическим исследованиям в резко сезонном холодном климате (от 0,36 до 3,7 дней/декаду, например, Ge et al., 2015; Gill et al., 2015; Menzel et al., 2020). Объяснение отсроченного начала старения в нашем случае менее прямолинейно, чем ускорение распускания листьев, цветения и плодоношения, поскольку экологические факторы, влияющие на эту фенологическую стадию, остаются в значительной степени недостаточно изученными, в отличие от весенней и летней фенологии (Gallinat et al., 2015; Гилл и др., 2015). Одна из возможностей заключается в том, что более теплая осень в последние годы привела к повышению активности фотосинтетических ферментов и замедлению деградации хлорофилла, что ведет к замедлению старения (Fracheboud et al. , 2009; Shi et al., 2014). Однако эти изменения не могут быть исключительным объяснением замедленного старения, поскольку ускорение старения было связано с более теплым летом, что согласуется с недавними выводами Zani et al. (2020). Одно из возможных объяснений состоит в том, что более высокие температуры осенью повлияли на частоту и интенсивность воздействия погодных факторов, вызывающих старение растений.Например, более теплая осень могла снизить вероятность ущерба от мороза из-за меньшего количества морозных дней (Hartmann et al., 2013) и более позднего наступления первого морозного дня осенью (Gill et al., 2015; Schwartz, 2003). , два фактора окружающей среды, которые не учитывались в нашей модели фенологической отзывчивости.

Следует отметить, что участки фенологического мониторинга расположены вблизи озера Байкал, которое из-за своих огромных размеров (650 × 40 км) оказывает выраженное охлаждающее воздействие на окружающую территорию.В частности, многие фенологические фазы на берегу озера задерживаются примерно на 3 недели по сравнению с более удаленными районами (Молозников, 1970). Таким образом, мы предполагаем, что сообщаемая величина фенологических изменений для всех четырех стадий в других среднеширотных регионах Сибири, затронутых потеплением, могла быть еще сильнее (Callaghan et al., 2013).

4.2 Фенологические реакции вида на потепление климата

Хотя большинство отдельных видов следовали общим фенологическим тенденциям (продвижение в начале и середине сезона и задержка в фенологии в конце сезона), были виды, которые постоянно реагировали по-разному (см. также Augspurger & Zaya, 2020).Межвидовая изменчивость фенологии цветения и листвы была существенной, и у некоторых видов даже задержались появление первых листьев и цветков в течение последних четырех десятилетий, несмотря на общее среднее улучшение. Однако более примечательная закономерность заключается в том, что, за исключением распускания листьев, большинство видов существенно не изменили сроки своего цветения, плодоношения или старения за период исследования. Это говорит о том, что для многих из этих видов фактор, отличный от температуры, такой как фотопериод, может иметь важное значение для контроля фенологии.Наконец, виды со значительно измененной фенологией также демонстрировали высокую изменчивость в величине своих фенологических сдвигов (например, продолжительность распускания листьев, цветения и плодоношения варьировалась примерно от 1 до 7 дней в десятилетие).

Обнаружение существенных видоспецифичных различий в направлении или величине фенологических сдвигов растений с течением времени в значительной степени предполагает, что время и продолжительность фенологических событий определяются видоспецифичными сигналами, включая, например, фотопериод (Basler & Körner, 2012), температуру (Augspurger & Zaya, 2020), осадки (König et al., 2018), схемы таяния снега (Assmann et al., 2019) и их комбинации. Будущие исследования могут расширить это исследование, включив в него большее количество видов, чтобы выявить физиологические и/или анатомические специализации, лежащие в основе фенологической реакции сибирских видов на изменение климата (например, Heberling et al. , 2019; König et al., 2018). . Кроме того, было бы также интересно посмотреть на внутривидовую изменчивость и пластичность фенологических реакций, которые могут иметь важное влияние на изменение климата на уровне видов (Moran et al., 2016).

Также возможно, что некоторые из описанных здесь видоспецифичных фенологических паттернов могут быть связаны с изменениями в размерах популяции (Miller-Rushing et al., 2008; Ovaskainen et al., 2013). Фенологические изменения видов с течением времени могут быть частично связаны с изменением численности из-за проблем с отбором проб. Более того, другие исследования показали, что виды, которые не меняют свою фенологию в ответ на изменение климата, также часто сокращаются из-за несвоевременных экологических отношений (Kharouba et al., 2018; Уиллис и др., 2008). Наконец, отсутствие фенологической реакции распускания листьев и цветения у многих видов может отражать быстрое наступление весны после таяния снега и фиксированный график развития (Miller-Rushing et al. , 2008).

4.3 Контрастная реакция различных форм роста на потепление

Нами обнаружены достоверные различия между формами роста по величине фенологических сдвигов для ранних фенофаз (распускание листьев, цветение).У деревьев, кустарников и полукустарников продвижение по распусканию листьев было примерно в три раза сильнее (-3,1, -3,3, -2,7 дней/декаду соответственно), чем у трав (–1 день/декаду). Мы связываем эту закономерность с более прямым воздействием окружающего воздуха на листовые почки (Heberling et al., 2019) для древесных растений, в то время как влияние потепления весенних температур на травы может смягчаться снежным покровом, почвой и окружающей растительностью (Geiger et al. др., 2009). Меньшая чувствительность трав к весенним температурам (Приложение S4) по сравнению с другими формами роста подтверждает это предположение.Это говорит о том, что со временем деревья могут затенять полевые цветы и сокращать период полного солнечного освещения ранней весной (Heberling et al. , 2019).

Время первого цветения у деревьев и кустарников наступало с сопоставимой скоростью (1,9 и 1,5 дня/декаду) и было больше, чем у карликовых кустарников и трав. Различия между формами роста в целом были значительными, хотя апостериорные тесты не смогли идентифицировать конкретные группы, предположительно из-за ограниченности данных, что привело к низкой мощности при учете множественных сравнений.Тем не менее более сильное ускорение цветения у более высоких древесных растений (деревьев и кустарников) вполне вероятно, учитывая их более высокую фенологическую реакцию на весеннюю температуру (Приложение S4; Heberling et al., 2019). Во-первых, цветочные почки деревьев и кустарников подвергаются непосредственному воздействию окружающего воздуха и, таким образом, могут лучше отслеживать изменение температуры воздуха, как межгодовые колебания, так и долгосрочные тенденции потепления. Во-вторых, такие виды могут быстро активировать репродуктивные ткани, как только температура окружающей среды приближается к их оптимальному физиологическому диапазону, без необходимости сначала производить поддерживающие фотосинтетические ткани, что происходит у многих трав (Du et al. , 2020). Кустарнички также обладают первой адаптацией, но из-за их низкого роста их реакция на тенденции потепления ограничена буферным воздействием приземных климатических условий на тенденции потепления (Geiger et al., 2009) и изменением качества и количества света. , из-за вызванного потеплением более раннего распускания листьев у деревьев и кустарников (рис. 3; Heberling et al., 2019).

Сроки плодоношения значительно увеличились для всех форм роста, хотя и с несколько разными темпами, по сравнению с 1.От 4 дней/декаду у кустарников до 1,7 дней/декаду у деревьев и трав. Эти различия между формами роста, однако, не были существенными. Есть два возможных объяснения наблюдаемого опережения плодоношения у ростовых форм. Во-первых, появление первых плодов на деревьях может быть связано с тесной связью между цветением и плодоношением; растения дают плоды раньше, потому что они раньше цветут в ответ на более высокие температуры (Gallinat et al., 2018). Это предположение подтверждается нашими данными, свидетельствующими о сопоставимых темпах смены цветения и плодоношения у деревьев и кустарников (табл. 1; рис. 5) и высокой температурной чувствительности среднеспелого плодоношения к весенним температурам (приложение S4).Второе объяснение основано на давлении рассеивания семян; растения всех четырех форм роста могут находиться под сильным эволюционным давлением, чтобы поддерживать плодоношение в определенном фенологическом окне, чтобы максимизировать распространение семян (животными) в течение сравнительно короткого сибирского вегетационного периода (Gallinat et al., 2018).

Старение было значительно замедлено для всех форм роста, с самым сильным сдвигом для трав (2,1 дня/декаду) и несколько более слабым сдвигом для деревьев, кустарников и полукустарников (1.2, 1,0 и 1,1 дня/декаду соответственно). Однако эти различия между формами роста были несущественны. Возможно, что древесные растения могут по-разному реагировать на изменение климата из-за их более высокой восприимчивости к заморозкам, что является одним из триггеров старения (Gallinat et al., 2015, 2018). В сильно сезонном сибирском климате обычно наблюдается быстрое падение температуры в конце вегетационного периода, характеризующееся высокой вероятностью заморозков (Suzuki et al., 2001; Ye & Cohen, 2013), особенно радиационные заморозки в тихие ночи при ясном небе (Sakai & Larcher, 1987). Заморозки в конце вегетационного периода могут быть наиболее значительными для деревьев, так как самые низкие температуры отмечаются в верхней части растительности. С другой стороны, влияние мороза на старение трав может быть смягчено и задержано почвой, которая смягчает локальную температуру поверхности (Geiger et al., 2009). С другой стороны, фотопериодические реакции могут иметь различное значение в качестве триггера старения у деревьев, кустарников, полукустарников и трав.Это предположение еще предстоит проверить, поскольку сравнительные исследования по этой теме практически недоступны (Gallinat et al., 2015).

5 ВЫВОДЫ

В работе представлены результаты многолетних (1976–2018 гг. ) многовидовых и многофенофазных фенологических наблюдений в Баргузинском заповеднике Сибири. Мы обнаружили, что сибирские бореальные лесные растения улучшают свою раннюю (листья и цветение) и среднеспелую (плодоношение) фенологию и откладывают начало старения со скоростью, сравнимой с другими холодными климатическими условиями с высокой сезонностью.Эти результаты предполагают сильную реакцию сибирской бореальной экосистемы на недавнее глобальное потепление, модель, о которой ранее не сообщалось для этого отдаленного региона и которая играет важную роль в глобальной экологии. Результаты также показывают, что за последние четыре десятилетия вегетационный период в сибирских бореальных лесах увеличился примерно на 15 дней. Более длительный вегетационный период мог привести к повышению продуктивности (более высокому производству биомассы, но см. Zani et al., 2020) и более высокой плодовитости (например,г. Sletvold & Ågren, 2015) в этой ограниченной по температуре экосистеме. В глобальном масштабе удлинение вегетационного периода может также означать более высокий потенциал поглощения углерода сибирскими бореальными лесами в условиях потепления климата (Keenan et al. , 2014; Leinonen & Kramer, 2002).

Кроме того, наше исследование выявило значительную изменчивость реакции отдельных видов и форм растений на потепление климата. Частично эти видоспецифические различия объяснялись их признаками (формой роста), но значительная часть межвидовой изменчивости фенологической чувствительности оставалась невыясненной.Будущая работа должна быть направлена ​​как на лучшее понимание экофизиологических механизмов, стоящих за этими различиями в направлении и/или величине, так и на их возможное значение для сибирских растений. Например, виды, которые не изменили свою фенологию в течение последних четырех десятилетий потепления, могут быть менее приспособлены к изменению климата и в конечном итоге могут уступить место более гибким видам (Willis et al., 2008).

Также необходима дальнейшая работа над тем, как изменение климата в Сибири влияет на животных, включая прилет и отлет перелетных птиц и весеннее появление насекомых. Было бы особенно ценно знать, могут ли различные фенологические реакции среди экологически связанных видов растений и животных создавать фенологические несоответствия. Например, как более раннее созревание плодов влияет на экологию плодоядных птиц и влияет на время их осенней миграции?

В более общем плане контрастная фенологическая реакция отдельных видов и форм роста растений на температурные сдвиги предполагает, что изменение климата может значительно изменить функционирование сообществ сибирских бореальных лесов из-за фенологических несоответствий внутри и между различными трофическими уровнями (например,г. взаимодействия растение-растение и растение-насекомое; Хеберлинг и др., 2019; Оваскайнен и др., 2013; Панчен и Горелик, 2017). Возможные изменения в этих взаимодействиях неизвестны в Сибири, и нам все еще нужны подробные исследования в разных биомах и климатических зонах, чтобы объяснить синхронность или асинхронность на трофических уровнях, чтобы оценить возможные последствия в будущем.

БЛАГОДАРНОСТЬ

Авторы благодарят Ирину Куркину, Анастасию Дугарову, Екатерину Кокорину и егерей Баргузинского заповедника за помощь в сборе и подготовке данных.Они также благодарят Либби Эллвуд и Аманду Галлинат за комментарии к более ранней версии рукописи. Комментарии трех анонимных рецензентов помогли улучшить рукопись. Финансово работа была частично поддержана BayHost (до СР). Работа ДС частично поддержана Русским географическим обществом (проект № 23/2019) и Федеральным бюджетом РФ (проект № 121030

  • 8-8). Полевые работы проводились в рамках программы мониторинга заповедников России «Летопись природы».Финансирование открытого доступа разрешено и организовано Projekt DEAL.

      АВТОРСКИЙ ВКЛАД

      Идея газеты — Денис Владимирович Санданов и Сергей Росбах. Евгения В. Бухарова и Денис В. Санданов собрали данные. Статистический анализ выполнили Сергей Росбах и Флориан Хартиг. Сергей Росбах, Тара К. Миллер и Ричард Б. Примак написали первую версию рукописи. Все авторы внесли существенный вклад в статью и дали согласие на публикацию.

      МБГ: Исследования: Россия: Декоративные растения из России

      ДЕКОРАТИВНЫЕ РАСТЕНИЯ В ИХ ЕСТЕСТВЕННОЙ СРЕДЕ

      Алтай и Саяны

      А — Алтай
      Россия, Казахстан


      В Сибирской горы, Алтай и Саян; эти регионы составляют особую Флористическая провинция в циркумбореальной флористической области (Тахтаджан, 1986).
      Алтай и Саян — крупные горные системы, расположен в южной Сибири, Казахстане и соседней Монголии. и Китай. Турецкое слово Алтай означает «золотые горы». То горы состоят из различных архейских сланцев с палеозойскими породами, особенно известняк с девонскими и каменноугольными окаменелостями и считается герцинским и альпийским орогенезом (Levites, 1961). То Основными хребтами Русского Алтая являются Холзунский, Катунский, Теректинский, Семинский, Северо- и Южно-Чуйский, Тигерек-Коргон и Курайский. Многие вершины покрыты снегом и поэтому они и называются белки («белки» по-русски, белые). Там многочисленные отроги, расходящиеся в разные стороны, множество плоскогорий, и некоторые болота. Самая высокая вершина — Белуха (4506 м / 14 780 футов). и включает в себя несколько ледников. Истоки реки Катуни возникают на южных склонах Белухи.Другие реки Алтая включают Чуя, Иртыш, Чарыш и Бухтарма. северо-западный
      Алтай окружен степями и переходным типом растительности. или лесостепи; его южные предгорья окаймлены полупустынями, северные пустыни Джунгарии, а также горные степи Казахстан и Монголия.Только на северо-восточном Алтае они горы, примыкающие к большим хвойным лесам Сибири. То юго-западный Алтай геологически связан с Тувой и Монголией. То средние и нижние части Бухтарминской долины были заселены в 18 век беглыми русскими крестьянами, его основателями как свободная республика. Между 1896 и 1909 годами более миллиона иммигрантов поселились в Алтайском крае, и население снова увеличилось во время мировой Вторая война.

      Флора Алтая (включая Россию, Казахстан, Монголию и Китай) содержит около 2800 видов сосудистых растений (Камелин, 1998). Около половина видов — азиатские растения, а 40 % — голарктические. и евразийский. Вид меньшего ареала, встречающийся на Алтае, в основном распространены либо в Саянах, либо в Монголии. Около 150 алтайцев деревья, кустарники и травы были рекомендованы для выращивания в сады и парки.За последние несколько десятилетий это число увеличилось до 200 видов трав и 40 видов декоративных кустарников. Из немногих алтайцев широко известные виды, большинство из которых было выведено в культуру из районов кроме Алтая. Например, лилейник ( Hemerocallis minor ), который широко культивировался в Китае на протяжении многих веков, был интродуцирован в мировое садоводство из Китая, а не с Алтая где он является родным и представлен рядом интересных форм. То рябчик ( Fritillaria meleagris ) выращивается в Европе. сады с шестнадцатого века и лилия мартагон или лилия турка ( Lilium martagon ) культивируется в Средиземноморье с самые ранние исторические времена, но оба вида были интродуцированы из Европейские популяции. Однако алтайские популяции представляют собой генетически разнообразие и может обогатить гермоплазму уже находящихся в культуре гибридов. Некоторые алтайские виды, хотя и встречаются в нескольких садовых каталогах, очень выращивают редко.Среди них водосбор голубой крупноцветковый Aquilegia glandulosa , башмачок красная орхидея Cypripedium macranthon а также фиалка крупноцветковая Viola altaica .

      Те семейства и роды наиболее привлекательных видов Алтая лишь немного отличаются от таковых на Кавказе и в Средней Азии. Семейство лютиковых, Ranunculaceae, богато декоративными травами. виды для аконита Aconitum , ветреница Anemone , водосбор Aquilegia , живокость, Delphinium , пастельный цветок Pulsatilla , лютик Ranunculus и купорос Троллий . В семействе маргариток (подсолнечника) сложноцветных наиболее заметные виды относятся к ромашке Anthemis , васильку

      Centaurea , блоха Erigeron , alfredia Alfredia, Хризантема [= Дендрантема], Heteropappus, Leucanthemum, Pyrethrum и Танацетум . Семейство лилейных (Liliaceae s.лат.) включает эффектный виды форелевой лилии Erythronium , рябчик Fritillaria , лилейник Hemerocallis и лилия Lilium . Большая часть декоративных кустарники семейства розоцветных (Rosaceae) встречаются в родах боярышник Crataegus , лапчатка кустарниковая Pentaphylloides и Rosa . Большинство этих декоративных видов произрастают в субальпийских и альпийских районах. Они относятся к разным формам жизни в пределах многолетней привычки и преимущественно лиственные.Алтайские горы представляют собой северную граница для многих родов и видов растений, распространенных в Центральной Азии и другие регионы южнее (например, род Eremurus , виды Dictamnus angustifolius ). Некоторые таксоны растений показывают древние отношения в тропические районы других континентов. Составной род Leibnizia . тесно связана с Gerbera , которая встречается в Южной и Восточной Африке. и тропической Азии.Алтайский Leibnizia anandria растет в сухом дубе. леса и хорошо себя чувствует даже в холодном петербургском климате.

      Ознакомиться с природой Алтая можно, следуя старый торговый и военный путь (Чуйский тракт) от Бийска до Кош-Агача. Еще одна возможность увидеть декоративные растения — совершить более короткую поездку из Горно-Алтайск, город на Северном Алтае, в сторону красивого озера Телец (Телецкое Озеро) Верхней Бии.Хвойные леса занимают центральную часть и северо-восточного Алтая, от предгорий Айгулакского хребта и Река Катунь до реки Бия, а также земля вокруг Телецкого озера. Наиболее распространены здесь сосна сибирская ( Pinus sibirica ), Пихта сибирская Abies sibirica , ель Picea obovata , сосна обыкновенная Pinus sylvestris , лиственница сибирская Larix sibirica и обыкновенная

      но прекрасная береза ​​повислая Betula pendula . Небольшие деревья и кустарники таких как рябина Sorbus sibirica и ольха [Duschekia fruticosa =Alnus fruticosa] образуют подлесок высококустарниковых лесов. На нижние склоны гор, травы и травы достигают внушительных 2 м (6,5 футов) в высоту. На таких лугах и лугах преобладает дягиль Анжелика sylvestris , борщевик Heracleum dissectum , альфредия Alfredia cernua , bugbane Cimicifuga foetida и живокость Delphinium элатум .С ранней весны до поздней осени растения эффектно цветут. украсить нижние поля и поляны. Весной, даже рядом с тающим снегом, можно увидеть желтоцветковую Corydalis bracteata , один из самых ранних цветков, желтый примула Primula macrocalyx незабудка голубая Myosotis sylvatica а также розовая форель лилия Erythronium sibiricum , очень привлекательное растение.Поздней весной, Paeonia anomala , чрезвычайно привлекательный травянистый пион с многочисленные крупные розовые цветы и крупноцветковые орхидеи-башмачки Cypripedium calceolus , C. guttatum и C. macranthon также могут найти локально. Эти нижние горные склоны являются домом для популярных садов растения типа турка шапка, или на русском языке царские кудри или Lilium martagon и голубая божья коровка Adenophora liliifolia смешивание с темно-синим коломбином Aquilegia sibirica .Южный аконитум антора , дельфиниум или живокость Delphinium laxiflorum , лилейник Hemerocallis lilio-asphodelus и примула Primula cortusiodes . Эти каменистые склоны также заселены декоративными кустарниками, такими как барбарис sibirica, Cotoneaster melanocarpus, Lonicera tatarica и Sibiraea левигата .

      Хотя в алтайских лесах встречается лишь ограниченное количество лиственных деревьев, они довольно богаты кустарниковыми видами, в том числе карагана карагана , жимолость Lonicera , рододендрон Рододендрон и спирея Spiraea , все морозостойкие.Например,

      Rhododendron ledebourii — выносливый кустарник, который можно успешно выращивать. в холодных регионах; он тесно связан с R. dauricum , от которого отличается в его вечнозеленых листьях и темно-розово-фиолетовых цветках. Совершенно неизвестно для садоводства является алтайским эндемиком sibirea Sibiraea laevigata , a очень привлекательный кустарник с цельными листьями, который тесно связан с спирея спирея .Обычно встречается на склонах, смешанных с другими кустарники, такие как жимолость татарская Lonicera tatarica с цветами разного цвета от бледно-розового до багряно-красного. Ранней весной, цветущие многолетники красочно смотрятся на каменистых южных склонах. Большинство ранних весенних растений имеют желтые цветки (например, Adonis). villosa, Corydalis nobilis и Tulipa altaica ). Они есть особенно привлекателен, когда среди светло-сиреневого тюльпана вкрапления Tulipa patens , голубая незабудка Myosotis asiatica , розовая форелевая лилия Erythronium sibiricum и голубовато-фиолетовая паска цветок Pulsatilla patens . Летом ярко-красный пион P. intermedia , розовоцветковый P. hybrida и другой пион красноцветковый P. anomala , темно-синий живокость Delphinium laxiflorum и ярко-красный мальтезе Крест Lychnis chalcedonica представляет собой великолепную экспозицию. Также эффектно сиренево-цветковый ирис Iris ruthenica и очиток желтый Sedum hybridum оба растут на невысоких, солнечных, каменистых склонах, довольно красивы.

      Озеро Телец длиной 77 км (47,8 миль) находится в узкой долине. То Река Бия берет начало в озере, а затем впадает в реку Катунь. создание одной из крупнейших сибирских рек Оби. Южная часть г. Озеро Телез окаймлено скалистыми горами. Хотя скалы вдоль берега озера живописны, они не подходят для охоты за растениями экспедиции; однако экскурсии по северным берегам могут быть вознаграждение в течение долгого лета здесь.

      Леса из лиственницы Larix и березы Betula растут вдоль Чуйский тракт, протянувшийся с севера на юг через Алтай. Сибирский сосна Pinus sibirica чаще встречается на высоте более 1000 м (3280 футов) и вместе с лиственницей Larix sibirica растет вблизи высотного предела Алтайского горного леса (2200-2500 м/7200-8200 футов). В центральном Алтайские леса обычно представляют собой сухие ассоциации, богатые кустарниками и многолетними растениями.

      травы.Часто на более крутых северных склонах можно увидеть чудесный экспозиция травянистого покрова, включая ирис Iris bloudowii с его желтые цветы, примула с оранжевыми цветками Primula cortusoides и другой ирис Iris ruthenica , темно-синие цветы которого тонкие спрятался среди травянистой листвы. Красивые многолетники Trollius азиатский, Эритрониум сибирикум, Paeonia anomala и Aquilegia sibirica , а также лиана Atragene sibirica [= Clematis alpina subsp. sibirica ] являются наиболее знакомы, но редко встречаются в лесах, прилегающих к полупустыням в центральной Алтай. Каменистые полупустыни в этом регионе населены крепкими многолетниками. такие как злаки Stipa capillata, Festuca pseudoovina , а также лапчатка Potentilla acaulis и виды Artemisia . Южный склоны в основном покрыты кустарником, с Caragana pygmaea, C. arborescens, Cotoneaster melanocarpus, Lonicera microphylla и Spiraea гиперицифолия .

      Для высокогорных степей характерны особенно примечательные декоративные. Некоторые известные садовые предметы можно найти в дикий. Среди них астра альпийская Aster alpinus , которая в в этом регионе развиваются светло-фиолетовые соцветия крупнее, чем где-либо еще. в своем диапазоне. Широко ценимый эдельвейс представлен другим виды эдельвейса, Leontopodium conglobatum, L. fedtschenkoanum, L. охролеука .В отличие от Leontopodium alpinum , который обычно растет как одиночные растения, эти виды являются дерновыми растениями и образуют большие впечатляющие пучки. Отличаются они и листьями, которые желтовато-серый войлочный. Существуют различные формы, некоторые из них менее впечатляющий, чем L. alpinum , но другие очень привлекательные, с более крупными «звездами эдельвейса». К счастью, эти виды легко культивировать. Розово-сиреневый Goniolimon speciosum , род, связанный с лимониум; и желтый Patrinia intermedia также очень привлекательны, с многочисленными цветами.Многие из этих декоративных видов довольно распространен на альпийских лугах, преимущественно в центральных и северных Алтай.

      Субальпийские леса заменяются на высоте от 1800 до 2000 м (5900-6500 футов) по субальпийским лугам. Богат травами, в том числе Aconitum. septentrionale, Aquilegia glandulosa, Phleum alpinum, Saussurea pricei, Thalictrum minus и Veratrum lobelianum , а некоторые также распространены на альпийских лугах.Низкие кустарники и карликовые деревья также усеивают низкие луговой пейзаж. Среди них Pentaphylloides fruticosa [=Dasiphora fruticosa], Betula rotundifolia и Salix glauca , с карликовым Juniperus местами кусты. Травянистые альпийские луга покрытые злаками Trisetum altaicum, Anthoxanthum odoratum и осока Carex atrata и C. tristis . Альпийский декоративные растения включают Anemonastrum crinitum, Aquilegia glandulosa, Callianthemum angustifolium, Dracocephalum grandiflorum, Gentiana decumbens, Geranium albiflorum, Papaver nudicaule и Viola Альтайка .Вдоль снежной линии и водотоков можно увидеть водосбор Aquilegia glandulosa , анютины глазки Viola altaica , примула Primula nivalis и купорос Trollius altaicus . Этот последнее растение, имеет оранжевые цветы с приятной темно-фиолетовой серединкой. в отличие от других видов Trollius . Бледно-сиреневый шароцвет Hegemone lilacina , упомянутый среди самых интересных растений Средняя Азия, также растет здесь.Многие примулы, такие как розовоцветковая Primula nutans , пурпурноцветковая P. longiscapa и розово-фиолетовый P. nivalis , а также обычны близкородственные розово-фиолетовые cortusa Cortusa altaica . Незабудки Eritrichium altaicum и E. villosum следует интригуют садоводов, потому что оба являются привлекательными подушечными растениями с голубым цветы. Редкий и очень красивый Paraquilegia anemonoides Растет на каменистых склонах в альпийском поясе.Имеет стержневые корни, проникающие глубоко в расщелинах камней, листья, образующие поразительные розетки, и стебли, которые в два раза длиннее листьев, с крупными бледно-лиловыми цветы. Pasque flower, Pulsatilla campanella , который имеет голубовато-фиолетовые и узкие, колокольчатые цветки, можно увидеть в каменистых места. Семейство Crassulaceae представлено компактным карликом. кустарник Hylotelephium populifolium [= Sedum populifolium], который обычно обитает на скалистых склонах над реками у озера Телез.из-за необычной жизненной форме и простоте выращивания этот вид широко ценятся ботаниками и садоводами соответственно. Другие толстянковые желательны для садов включают родиолу родиолу розовую , широко распространены, и некоторые местные виды того же рода, такие как R. algida, R. gelida, R. krylovii и , R. quadrifida . Сибирский чай Bergenia crassifolia , популярное садовое растение в США. Штаты, является многочисленным скальным обитателем здесь. Псевдоседум ливени, Rosularia alpestris и Sedum albertii тоже красивы растения, подходящие для альпинария.

      Южная часть Алтая, именуемая Казахским Алтаем, включает Южный (Южный) Алтайский хребет. Он является домом для многих блестящих растений, некоторые из них эндемичны, например, миндаль русский карликовый Amygdalis ledebouriana [=Prunus tenella], Daphne altaica и Pyrethrum kelleri [=Chrysanthemum kelleri] .Последний вид, Пиретрум очень редко встречается в природе, но, безусловно, потенциально прекрасное садовое растение, так как имеет крупные, 5 см в поперечнике, соцветия из белых цветов и розетка декоративных листьев. Есть другие виды того же семейства Asteraceae в Алтайском крае, садоводческая ценность: Chrysanthemum sinuatum [=Dendranthema sinuatum], Pyrethrum [=Tanacetum] krylovianum, Pyrethrum [=Tanacetum] pulchrum все они были бы основными цветами в саду.

      (PDF) Эколого-географический анализ эндемичных сосудистых растений Сибири и проблемы их сохранения ex situ

      432

      СОВРЕМЕННЫЕ ПРОБЛЕМЫ ЭКОЛОГИИ Vol. 12 № 5 2019

      БАЙКОВ и др.

      АССР (Красная книга редких и исчезающих

      видов животных и растений Бурятской АССР),

      Улан-Удэ, 1988. грибов (Красная книга Бурого-

      республики: редкие и исчезающие виды

      растений и грибов), Новосибирск, 2002, 2-е изд.

      Красная книга Республики Бурятия: Редкие и исчезающие виды животных, растений и грибов,

      Красная книга Республики Бурятия. Удэ,

      2013, 3-е изд.

      Красная книга Республики Саха (Якутия). Том 1. Редкие

      и находящиеся под угрозои виды растений и грибов

      (Красная книга Республики Саха (Якутия),

      Том.1: Редкие и исчезающие виды растений и

      грибов. Москва, 2017.

      Красная книга Республики Тыва (животные, растения и грибы)

      Грибы), Кызыл, 2018, 2-е изд.

      Красная книга Российской Федерации (растения и грибы) (

      Красная книга Российской Федерации: растения и грибы),

      Москва: КМК, 2008. Животные, растения, гри-

      (Красная книга Тюменской области: Животные,

      Растения и грибы). Екатеринбург, 2004.

      Красная книга Ямало-Ненецкого автономного округа:

      животные, растения, грибы (Красная книга Я-

      Мал-Ненецкий автономный округ: животные, растения и

      грибы), Екатеринбург 2000, 91 Баско.

      Красников А.А. Род Tarax acum m // Флора Сибири. Том 13.

      Asteraceae (Compositae) (Флора Сибири, Т. 13: Asteraceae (Compositae)). Новосибирск: Наука, 1997.

      . С. 263–295, 423–430.

      Красноборов И.М., Польникова Е.Н., Хмелёва И.Р.,

      Sanguisorba azovtsevii, в Красной книге Республики Ал-

      тай (растения) (Красная книга Республики Алтай:

      Растения), 3-е изд., Горно -Алтайск, 2017, с. 132.

      Курбацкий В.И. Новые таксоны в подроде Hypargyrium

      рода Potentilla // Сист. Заметки Матер. Гербария

      им. П.Н. Крылова, Томск. Гос. ун-та, 1985, вып. 87, стр. 1–5.

      Левичев И.Г. Новые виды рода Gagea Salisb.(Lilia-

      ceae) из западных районов Азии, Turczaninowia,

      2001, vol. 4, вып. 1–2, стр. 5–35.

      Макрий Т.В., Казановский С.Г. Новые находки Megade-

      nia bardunovii M. Pop. в Тункинской долине, в кн.: Проблемы

      ботаники Южной Сибири и Монголии, Барнаул,

      2002, с. 18–19.

      Малышев Л.И. Новые виды рода Vicia L. из Восточной

      Сибири, нояб.Сист. Выш. раст., 1979а, вып. 15, pp. Ж., 1979б, вып. 64, нет. 4. С. 457–

      468.

      Малышев Л.И. Основы флористического районирования // Бот.

      Ж., 1999, вып. 84, нет. 1, стр. 3–14.

      Малышев Л.И. Разнообразие рода Oxytropis в Азиатской России

      sia // Турчанинов. 11, нет. 4, стр. 5–141.

      Малышев Л.И., Байков К.С., Доронькин В.М. Флористическое деление Азиатской России по количественным признакам // Крыловье. 2, нет. 1, стр. 3–16.

      Манеев А.Г., Красноборов И.М. Новые виды рода

      Saussurea (Asteraceae) из Тувинской АССР // Изв. Сиб.

      Отд., акад. Наук СССР, 1985, т. 1, с. 18, нет. 3, стр. 8–11.

      Намзалов Б.Б. Новые виды рода Allium L. из Тувы,

      Turczaninowia, 2016, т. 1, с. 19, нет. 4, с.136–140.

      https://doi.org/10.14258/turczaninowia.19.4.18

      Николин Э.Г., Dracocephalum jacutense, в Красной книге

      Республики Саха (Якутия). Том 1. Редкие и находящиеся под угрозой исчезновения виды растений и грибов

      (Красная книга

      Республики Саха (Якутия), Том 1: Редкие

      и исчезающие виды растений и грибов),

      Москва , 2017, с. 125.

      Олонова М.В. Новые таксоны мятлика мятлика (Poa L.) из

      Сибирь, Сист. Заметки Матер. Гербария им. П.Н. Крыло-

      ва, Томск. Гос. ун-та, 2000, вып. 91, стр. 4–8.

      Пешкова Г.А. Азональный комплекс видов // Особенности и

      генезис флоры Сибири (Предбайкалье и Забайкалье). Новосибирск: Наука, 1984. С. 206–228.

      Положий А.В. Новые виды и разнообразие цветковых

      растений в Приенисейском районе Сибири // Сист.Заметки

      Матер. Гербария им. П.Н. Крылова, Томск. Гос. ун-та,

      1974, вып. 85, стр. 4–7.

      Положий А.В. Род Linaria // Флора Сибири. Том 12. So-

      lanaceae–Lobeliaceae (Флора Сибири, Т. 12: Sola-

      naceae–Lobeliaceae). Новосибирск: Наука, 1997.

      . С. 16–20, 167–169.

      Положий А.В., Курбацкий В.И., Выдрина С.Н.,

      Доронькин В.М. Rosaceae // Flora Sibiri. Том 14.

      Дополнения и исправления.Алфавитные указатели (Флора

      Сибири. Т. 14: Дополнения и исправления. Альфа-

      Бетические индексы). Новосибирск: Наука, 2003. Т. 1. 8,

      стр. 60–64.

      Пшеничная И.Н. Красноборов И.М. Новые виды

      рода Sanguisorba (Rosaceae) из Семинского перевала (Al-

      tai) // Изв. Сиб. отд., акад. АН СССР, сер. биол. наук,

      1986, вып. 3, стр. 3–5.

      Пяк А. И. Ебель А.Л. Новые виды рода Hedysa-

      rum из Горного Алтая // Сист.Заметки Матер. Гер-

      бария им. П.Н. Крылова, Томск. Гос. ун-та, 2000,

      вып. 92, с. 17.

      Саати, Т.Л. Процесс аналитической иерархии: планирование, приоритеты

      Настройка, распределение ресурсов, Нью-Йорк: McGraw-

      Hill, 1980.

      Саати, Т.Л. Аналитическая иерархия и аналитическая сеть

      процессы измерения: приложения к решениям под риском

      , Eur. J. Pure Appl. Матем., 2008, т. 1, с. 1, нет. 1,

      стр. 122–196.

      Семенова Г.П. Редкие и исчезающие виды флоры Сибири:

      биология, охрана. Новосибирск:

      Гео, 2007.

      , Утвержденные номенклатурные сочетания

      рода Hieracium (Asteraceae), изначально неверно

      недействительно по А.Я. Юксип, бот. журн., 1998, т. 1, с. 83, нет. 2,

      стр. 68–80.

      Шаул, Д.Н., Вероника Красноборовый, в Красной Книге

      Respubliki Tyva (Zhivotnye, Rasteniya I Gariby) (красный

      Традиционные и текущие пищевые продукты диких растений, перечисленные в русском Pharmacopoeia

      10–257 Отвар 3 раза в день2 (10–257) 0

      7 Настой 2 раза в день, 10 мл, 2 раза в день, 2 мл (100 г) по 10 г.
      ACHILLEA MILLELOFLIUM L . , Asteraceae Кровоостанавливающее * , противовоспалительное * Надземная часть Настой (15 г в 200 мл), 65–100 мл, 2–3 раза в день Надземная часть 90, листья Свежая зелень добавляется к мясным и рыбным блюдам, используется как приправа к салатам и винегретам. Отвары добавляют в выпечку и компоты. Сухую надземную часть с цветками используют для наливок, столовых вин, квасов, сыров, желе и муссов, как пряность в кулинарии. Как суррогат чая.Соцветия добавляют в супы. Губанов и др., 1976; Кощеев, 1981; Грисюк и др., 1989; Соколов, 1993; Пьерони, 2000; Буданцев, Лесиовская, 2001; Соенов, 2002; Хан и Абурашед, 2010 г. ; Мурман, 2010 г.; Калле и Сыуканд, 2012 г.; СВАНБЕРГ, 2012
      ACORUS CALAMUS L., ACORACEAE Горечка (Appetite стимулятор) и холеретика Rhizome Infusion (10 г в 200 мл), 25 мл, 3-4 раза в день Rhizome , листья Корневище съедобное в свежем виде в качестве закуски, засахаренное в качестве конфет.Используется для варенья, цукатов, в кондитерских изделиях, пастеризованных компотах, сиропах, квасах, ликерах, бренди, пиве, для ароматного уксуса, как пряность, для ароматизации варенья, пищевых концентратов, для хлебобулочных изделий и мороженого. Корневища являются источником крахмала. Листья съедобны в свежем виде. Анненков, 1878; Вульф, Малеева, 1969; Губанов и др., 1976; Кощеев, 1981; Кибала, 1986 год; Черепнин, 1987; Грисюк и др., 1989; Соколов, 1994; Буданцев, Лесиовская, 2001; Соенов, 2002; Мурман, 2010 г.; Kalle and Sõukand, 2012
      Althaea officinalis L., A. armeniaca Ten., Malvaceae Отхаркивающее Корни Отвар (6 г в 200 мл), 65–100 мл 3–4 раза в день Корни Употребляют в пищу как овощи. Используется как добавка к хлебу, в приготовлении сладостей, в домашнем спирте, в супах. Настой добавляют в пироги и меренги. Как заменитель чая. Келлер, 1941 г. ; Ипатьев, 1966; Соколов, 1985; Буданцев, Лесиовская, 2001; Parada et al., 2011
      Aralia elata (Miq.)Каж., Araliaceae Тоник * Корни Настойка EtOH (70%) по 1,5–2,0 мл 2–3 раза в день Корни В пиве, безалкогольных алкогольных и безалкогольных напитках и напитках. Буданцев и Лесиовская, 2001; Палагина и др., 2011; Палагина, Богоутдинова, 2012.
      Листья, побеги Жареные и приготовленные как гарнир. Измоденов, 1989 г.р.; Журавлев, Коляда, 1996
      Arctostaphylos uva-ursi (L.) Spreng., Ericaceae Мочегонное Листья Настой (10 г в 200 мл), 65–100 мл, 3–5 раз в день. Ягоды Свежие или приготовленные с рыбой. Холлоуэй и Александр, 1990 г.; Turner et al., 2011
      Отвар (10 г в 200 мл) по 15 мл 3–5 раз в день Сухой в муке для хлебобулочных изделий. Молчанов и др., 1989
      Artemisia absinthium L., Asteraceae Горечь (возбудитель аппетита) и желчегонное Надземная часть и листья Настойка EtOH (70%) по 0,75–1,0 мл 3 раза в день. Настой (10 г в 200 мл), 50 мл, 3 раза в день Надземная часть и листья, соцветия Пряная приправа к пище, в алкогольных (ароматизаторы ликера, абсента, вина, граппы) и безалкогольных напитков , заменитель хмеля в самогоноварении. Эфирное масло используется для ароматизации мороженого, пудингов, желе, конфет и выпечки.Соцветия используют как заменитель чая. Ипатьев, 1966; Вульф, Малеева, 1969; Губанов и др. , 1976; Кощеев, 1981; Соколов, 1993; Пьерони, 2000; Буданцев, Лесиовская, 2001; Хан и Абурашед, 2010 г.; Парада и др., 2011; Kalle and Sõukand, 2012.
      Bergenia crassifolia (L.) Fritsch, Saxifragaceae Вяжущее, для наружного применения Корневище Корневище Листья корневищ Корневища, употребляемые вместо хлеба.Сухие листья измельчают в муку для выпечки. Черные листья как заменитель чая. Верещагин и др., 1959; Губанов и др., 1976; Соколов, 1987; Черепнин, 1987; Бугдаева и др., 2005; Шиков и др., 2014б.
      Betula pendula Roth, B. pubescens Ehrh., Betulaceae Мочегонное Почки EtOH (95–15 мл) настойка, 15 мл. Почки Эфирное масло из почек, используемое в качестве ароматизатора в алкогольных напитках. Губанов и др., 1976; Федоров, 1984; Буданцев, Лесиовская, 2001.
      Отвар (10 г в 200 мл) по 15 мл 3–4 раза в день. Сок Березовый сок используется как свежий напиток и для приготовления кваса. Тихомиров, 1942 г.; Svanberg et al., 2012.
      Infusion (10 г в 200 мл), 65-100 мл, 2-3 раза в день
      Capsella Bursa -пасторис (л.) Medik., Brassicaceae Кровоостанавливающее * Надземная часть Настой (10 г в 200 мл), 15 мл, 4–5 раз в день Надземная часть, листья, свежий салат В пищу , добавляют в супы, борщи, щи, приправу к мясным блюдам, овощным пюре и паштетам, омлетам, начинку для пирогов, как приправу. Анненков, 1878; Тихомиров, 1942; Клобукова-Алисова, 1958; Ипатьев, 1966; Губанов и др., 1976; Кощеев, 1981; Рид, 1982; Соколов, 1985; Грисюк и др., 1989; Буданцев, Лесиовская, 2001; Ху, 2005 г.; Мурман, 2010 г.; Парада и др., 2011; Тернер и др., 2011 г.; Калле и Сыуканд, 2012 г.; Łuczaj et al., 2013
      Carum Carvi L., Apiaceae Spasmolytic * Фрукты Infusion (20 г в 200 мл), 65-100 мл, 2-3 раза в день Плоды, коренья, побеги Пряность для маринования капусты и огурцов, при производстве домашних сыров, колбас, добавляют в хлеб, пироги, омлеты, пудинги, печенье, кексы, в качестве начинки для вареников. Добавляют в супы, соусы, чай, как заменитель муки для хлеба. Масло из плодов используется для ароматизации мороженого, конфет, солений и безалкогольных напитков. Корни едят свежими, как овощи. Молодые побеги варят в супе и щи. Келлер, 1941 г.; Тихомиров, 1942; Губанов и др., 1976; Кощеев, 1981; Маркова и др., 1985; Черепнин, 1987; Соколов, 1988; Буданцев, Лесиовская, 2001; Ху, 2005 г.; Лучай, 2008 г.; Мурман, 2010 г.; Тернер и др., 2011 г.; Калле и Сыуканд, 2012 г.; Сванберг, 2012; Сыуканд и др., 2013
      Cyanus Segetum Hill ( Centaurea цианус Л.), Asteraceae Dioureation Цветы Infusion (5 г в 200 мл), 15 мл, 3 раза в день Употребляют в свежем виде как овощ, для украшения гарниров, для приготовления желе, добавляют в пиво, как краситель для сахара, желатина и кондитерских изделий, в безалкогольные и алкогольные напитки. Губанов и др., 1976; Лучай, 2008 г.; Тернер и др., 2011 г.; Лучай и др., 2012
      Centaurium Earythraea Rafn., C.Pulchellum (SW.) Druce., Gentianaceae горечь (апетитный стимулятор) воздушная часть инфузия (10 г в 200 мл), 65- 100 мл, 2–3 раза в день Надземная часть Пряность и горечи для вермутов, аперитивов, тоников, безалкогольных напитков. Используется как заменитель хмеля. Соколов, 1990; Khan and Abourashed, 2010
      Crataegus sanquinea Pall. , C. Dahurica Koehne ex Schneid., Цветы цветы Infusion (5 г в 200 мл), 100 мл, 3 раза в день цветы съел свежий Соколов, 1987
      C. chlorocarpa Lenn, & K.Koch, C. monogyna Jacq., C. rhipidophylla Gand. (C. curvisepala Lindm.), C. laevigata (Poir.) DC., C. pentagyna Waldst.& Kit ex Willd, Rosaceae Сердечно-сосудистые Фрукты Настойка EtOH (70%) 0. 5–0,75 мл. Настой (15 г в 200 мл) по 65–100 мл 2–3 раза в день. Фрукты Употребляются в свежем виде, используются для начинки пирогов, желе, конфитюра. Муку смолотую в сухом виде для начинки пирогов вместе с сахаром и медом, муку добавляют в тесто для выпечки сладких хлебобулочных изделий, хлеба и блинов, для варенья, конфет, конфет, печенья. К безалкогольным напиткам: киселю, компоту, киселю (сваренному на молоке), к вину. Целые фрукты вместо чая и жареные вместо кофе. Клобукова-Алисова, 1958 г.р.; Верещагин и др., 1959; Губанов и др., 1976; Кощеев, 1981; Соколов, 1987; Черепнин, 1987; Грисюк и др., 1989; Ефремова, 1992; Буданцев, Лесиовская, 2001; Пьерони и др., 2005 г.; Хан и Абурашед, 2010 г.; Łuczaj et al., 2012
      Equisetum arvense L. , Equisetaceae Мочегонное Надземная часть Отвар (20 г в день, 6–20–2000 мл), Надземная часть, клубеньки Молодые побеги и надземная часть употребляются в пищу в сыром или вареном виде, для начинки пирогов, запеканок, окрошки и соусов.Узелки едят свежими. Берсон, 1991 г.; Мурман, 2010 г.; Turner et al., 2011
      Helichrysum arenarium (L.) Moench, Asteraceae Желчегонное Цветки Отвар (10 г по 200 мл, 2–100 мл). Цветы Пряность, вкусовая добавка к чаю. Facciola, 1998

      Perysoratum Л., Гиперакум Maculatum Crantz., Hypericaceae Антригент, антисептик Аэрофотосъемка Отдых (10 г в 200 мл), 65 мл, 3 раза день.Настойка этанола (40%) по 1,0–1,5 мл 3–4 раза в день. Надземная часть Пряная приправа для рыбных блюд и колбасных изделий. В самогоноварении, в ликеро-водочной промышленности в качестве ароматизатора для горечи бренди «Зверобой», «Ерофеевич». Как заменитель чая. Тимошенко, 1940 г.; Клобукова-Алисова, 1958; Макарова и др., 1960; Губанов и др., 1976; Грисюк и др., 1989; Кощеев, 1981; Машанов и Покровский, 1991; Буданцев, Лесиовская, 2001; Parada et al., 2011
      Inula helenium L., Asteraceae Отхаркивающее средство Корни и корневища Отвар (16 г в 200 мл), 100 мл, 2–3 раза в день. Корни и корневища Добавляют в пудинги, конфеты, для приготовления варенья, супов, компотов, киселей, варят в сахаре и как заменитель имбиря. Для ароматизации вермута, французского и шведского абсента. Эфирное масло для ароматизации алкогольных напитков (спирт, пиво), безалкогольных напитков, конфет, тортов, мороженого, желе, колбасы, рыбного соуса. Клобукова-Алисова, 1958 г.р.; Ипатьев, 1966; Вульф, Малеева, 1969; Губанов и др., 1976; Кощеев, 1981; Грисюк и др., 1989; Соколов, 1993; Буданцев, Лесиовская, 2001; Хан и Абурашед, 2010 г.; Parada et al., 2011
      Juniperus communis L., Cupressaceae Мочегонное Фрукты Настой (10 г в 200 мл), 15 мл, 3–4 раза в день. Фрукты Употребляются в свежем виде, используются для приготовления можжевелового кваса, морса, пива, джина, ликеров. Добавляется в качестве ароматизатора и приправы в супы, соленья, квашеную капусту, мясной фарш, паштеты, блюда из дичи и мяса. В производстве патоки, медовика, конфет, в качестве заменителя кофе. Экстракты и эфирное масло добавляют в мороженое, колбасные изделия, мясные изделия, желе, конфеты, хлебобулочные, алкогольные и безалкогольные напитки. Келлер, 1941 г.; Клобукова-Алисова, 1958; Губанов и др., 1976; Кощеев, 1981; Черепнин, 1987; Грисюк и др., 1989; Буданцев, 1996; Пьерони, 2000; Буданцев, Лесиовская, 2001; Хан и Абурашед, 2010 г.; Мурман, 2010 г.; Парада и др., 2011; Тернер и др., 2011 г.; Лучай и др., 2012; Svanberg, 2012
      L. palustre L., Ericaceae Отхаркивающее Побеги Настой (10 г в 200 мл), 50 мл, 2–3 раза в день. Побеги Листья Заменитель хмеля для пива. Заменитель чая. Соколов, 1985; Будинцев и Лесивская, 2001.
      Leonurus Cardiaca L., L. Qiinquelobatus Gilib., Lamiaceae SED Аэрофотосречка Инфузия (15 г в 200 мл), 100 мл, 2 раза день. Настойка EtOH (70%), 0.75–1,25 мл 3–4 раза в сутки. Цветы, надземная часть Свежие или сухие цветы в качестве приправы к супу с бобовыми, особенно с чечевицей или горохом, для ароматизации пива и чая. Надземная часть используется в щи. annenkov, 1878.
      Matricaria Chamomilla L. ( Matricaria Recutita Л.), Asteraceae Противовоспалительная, спазмолитическая Цветы Отдых (10 г в 200 мл), 65-100 мл 2-3 раза в день. Цветы Заменитель чая, добавляемый в ликер и горький бренди, вермут. Эфирное масло для усиления фруктового вкуса мороженого, конфет, выпечки, жевательной резинки, пудингов, желе. Вульф, Малеева, 1969; Рубцов, 1971; Губанов и др., 1976; Соколов, 1993; Пьерони, 2000; Буданцев, Лесиовская, 2001; Хан и Абурашед, 2010 г.; Парада и др., 2011; Калле и Сыуканд, 2012 г.; Svanberg, 2012
      Menyanthes trifoliata L., Menyanthaceae Горечь (стимулятор аппетита) и желчегонное Листья Настой (10 г в 65–200 мл), 3 раза в день (10 г в 200 мл). Листья Заменитель хмеля для пива. Как заменитель чая. Kalle and Sõukand, 2012
      Origanum vulgare L., Lamiaceae Отхаркивающее средство Надземная часть Надземная часть Надземная часть Свежие листья и нежные побеги отваривают и употребляют в пищу как зеленые овощи; свежие и сухие листья и цветки в качестве пряности и приправы к салатам, супам, тушеному мясу, колбасам, запеканкам, соусам, начинкам и блюдам из яиц, маринованию оливок, огурцов, грибов и помидоров, выпечке. В безалкогольных напитках, квасе, пиве, вине, бренди и ликерах. Как заменитель чая. Анненков, 1878; Клобукова-Алисова, 1958; Ипатьев, 1966; Вульф, Малеева, 1969; Рубцов, 1971; Губанов и др., 1976; Кощеев, 1981; Боева и др., 1984; Кибала, 1986 год; Грисюк и др., 1989; Соколов, 1991; Пьерони, 2000; Буданцев, Лесиовская, 2001; Хан и Абурашед, 2010 г.; Парада и др., 2011; Калле и Сыуканд, 2012 г.; Сванберг, 2012; Sõukand et al., 2013
      Женьшень обыкновенный C.A.Mey., Araliaceae Тоник Корневище Этиловый спирт (70%) Настойка, 0,375–0,625 мл 3 раза в день Корни Добавляется в конфеты, джемы, жевательные резинки, консервированный кофе, выпечку. , супы, каши, закуски, сладости, мед, пунш, безалкогольные и алкогольные напитки. Грушвицкий, 1961; Буданцев, Лесиовская, 2001; Хан и Абурашед, 2010 г.; ФАО/ВОЗ, 2012b; CODEX STAN 321-2015, 2015
      Persicaria bistorta (L.) Сэмп. ( Polygonum bistorta L.), Polygonaceae Вяжущее Корневище Настой (10 г в 200 мл), 100 мл, 2–3 раза в день. Корневище Употребляется в пищу в жареном, запеченном, вареном виде, как добавка к ржаной муке, в алкогольных напитках. Губанов и др., 1976; Федоров, 1984; Черепнин, 1987; Moerman, 2010
      Persicaria hydropiper (L. ) Delabre. ( Polygonum hydropiper L.), Polygonaceae Кровоостанавливающее Надземная часть Настой (20 г в 200 мл), 65 мл, 3–4 раза в день. Надземная часть Специи и приправы к мясу, рагу. Молодые побеги готовят, жарят и едят как овощи. Ипатьев, 1966; Вульф, Малеева, 1969; Рид, 1982; Федоров, 1984; Буданцев, Лесиовская, 2001; Ху, 2005 г.; Moerman, 2010
      Persicaria maculosa Серый. ( Polygonum persicaria L.), Polygonaceae Вяжущее, кровоостанавливающее, мочегонное * Надземная часть Настой (20 г в 200 мл), 15 мл, 3 раза в день. Надземная часть Употребляется в свежем виде в качестве закуски, добавляется в салаты, супы, тушеные блюда, запеканки, жарится или готовится и подается с маслом или уксусом; в алкогольных напитках. Рейд, 1982 г.; Федоров, 1984; Turner et al., 2011
      Picea abies (L.) H.Karst., Pinaceae Противовоспалительные Конусы Настой (30 г в 200 мл), наружное применение. Конусы В качестве заменителя чая. Буданцев, 1996 г. ; Буданцев и Лесиовская, 2001
      Pinus sylvestris L., Pinaceae Отхаркивающее средство Почки Отвар (10 г в 200 мл), 65–100 мл, 2–3 раза в день. Почки, хвоя, побеги Эфирное масло из хвои для ароматизации безалкогольных и алкогольных напитков, мороженого, желе, пудинга. Бутоны к пиву. Проростки в настое как источник витамина С. Свежая заболонь съедобна и добавляется в муку. Верещагин и др., 1959; Берсон, 1991; Хан и Абурашед, 2010
      Подорожник большой L., Plantaginaceae Отхаркивающее средство Листья Отвар (10 г в 200 мл), 65–100 мл, 3–4 раза в день. Листья Свежие молодые листья едят как зеленый овощ в салатах, добавляют в суп, борщ, омлеты, пироги с заварным кремом, каши, картофельное пюре и котлеты. Сухие листья как суррогат чая. Тихомиров, 1942 г.; Клобукова-Алисова, 1958; Ефремова, 1967; Рубцов, 1971; Губанов и др., 1976; Рид, 1982; Черепнин, 1987; Грисюк и др., 1989; Соколов, 1990; Пьерони, 2000; Буданцев, Лесиовская, 2001; Ху, 2005 г.; Мурман, 2010 г.; Парада и др., 2011; Тернер и др., 2011 г.; Kalle and Sõukand, 2012
      Polygonum Aviculare L., Polygonaceae Diureticate * Воздушная часть Инфузия (15 г в 200 мл), 65-100 мл, 2-3 раза в день. Надземная часть Свежие молодые листья едят как зеленый овощ в салатах, добавляют в супы, похлебки, приправы к мясу и рыбе. Листья как заменитель чая. Рейд, 1982 г.; Федоров, 1984; Черепнин, 1987; Грисюк и др., 1989
      Prunus Padus Л. ( Padus Racemosa (LAM.) Gilib., Padus Avium Mill., P. asiumica kom. (10 г в 200 мл) по 100 мл один раз в день. Фрукты В свежем виде в качестве закуски; сухофрукты вместо чая. Мука из сухофруктов используется в кондитерских и хлебобулочных изделиях, сырниках, печенье, блинах, хлебе (добавляется в зерновую муку), для начинки пирогов.Свежие и сухие плоды используют для приготовления киселей, киселей, варенья, компотов, наливок и коньяков. Клобукова-Алисова, 1958 г.р.; Вульф, Малеева, 1969; Губанов и др., 1976; Кощеев, 1981; Маркова и др., 1985; Соколов, 1987; Черепнин, 1987; Грисюк и др., 1989; Торен, 1996; Буданцев, Лесиовская, 2001; Соенов, 2002; Лучай, 2008 г.; Тернер и др., 2011 г.; Калле и Сыуканд, 2012 г.; Svanberg, 2012
      Sedum roseum (L.) Scop. ( Rhodiola rosea L.), Crassulaceae Тоник Корневище и корни EtOH (70%) экстракт, 0.125–0,25 мл 2–3 раза в сутки. Корневище и корни. Приготовленное и использованное со сливочным маслом в качестве гарнира к мясу и рыбе; в тонизирующих напитках. Как добавка к чаю. Соколов, 1990; Соенов, 2002
      Листья Молодые побеги и листья в салате. Саратиков, 1974
      Rosa majalis Herrm., R. acicularis Lindl., R. laxa Retz., R. davurica Pall., R. rugosa Thunb., R. canina L., R. corymbifera Borkh., R. tomentosa Smith., R. micrantha. Smith Поливитамины Фрукты Настой (10 г в 200 мл), 100 мл 2–3 раза в день. Фрукты Употребляют в свежем виде в качестве закуски, для начинки пирогов и десертов, добавляют в салаты, используют для приготовления пюре и сиропов. Используется для приготовления варенья, мармелада, паштета, компотов, киселей, компотов, а также для уксуса, вина и коньяка.В сухом виде добавляют в суп и в муку для выпечки. Целые фрукты вместо чая и жареные вместо кофе. Тихомиров, 1942 г.; Клобукова-Алисова, 1958; Байков, 1968; Вульф, Малеева, 1969; Губанов и др., 1976; Кощеев, 1981; Маркова и др., 1985; Соколов, 1987; Черепнин, 1987; Грисюк и др., 1989; Ефремова, 1992; Пьерони, 2000; Буданцев, Лесиовская, 2001; Соенов, 2002; Ху, 2005 г.; Пьерони и др., 2005 г.; Хан и Абурашед, 2010 г.; Тернер и др., 2011 г.; Калле и Сыуканд, 2012 г.; Сыуканд и др., 2013; Новрузов, 2014
      Бузина черная L. , Adoxaceae Потогонное (потогонное) Цветки Настой (5 г в 200 мл), 65–100 мл 2 раза в день, 2 раза в сутки. Цветы В свежем виде, в салатах. В качестве ароматизатора желе, джема, хлеба, хлебобулочных изделий, пудинга, мороженого, безалкогольных напитков и вина, ликеров, рафации и бренди. Молодые соцветия, обжаренные в кляре, едят как десерт или как гарнир к мясу. Как заменитель чая. Фрукты для киселя, сиропа, киселя, варенья, безалкогольных напитков. Некрасова, 1958 г.р.; Пояркова, 1958; Вульф, Малеева, 1969; Кощеев, 1981; Хан и Абурашед, 2010 г.; Валлес и др., 2010 г.; Тернер и др., 2011 г.; Лим, 2012; Сванберг, 2012; Sõukand et al. , 2013 Berson, 1991
      Schisandra Chinensis (Turcz.) Baill., Schisandraaceae Tonic Семена ETOH (95%) настойки, 0,5-0,75 мл 2-3 раза в день . Фрукты Свежие или сухие. Сухофрукты и соки для сладостей, безалкогольных напитков, киселей, джемов, сиропов и вкусоароматических экстрактов.В винодельческой промышленности; как добавка к чаю. Сухофрукты в хлебобулочных изделиях. Губанов и др., 1976; Федоров, 1984; Буданцев, Лесиовская, 2001; Ху, 2005 г.; Паносян и Викман, 2008 г.; Хан и Абурашед, 2010 г.; Смертина и др., 2011
      Sorbus aucuparia L. , Rosaceae Поливитамины Фрукты Время отвара (10 г в 200 мл), 100 мл, 3 раза в день. Фрукты В свежем виде. Используется в конфитюрах, паштетах, мармеладах, джемах, помадках, киселях, киселях, соках, квасах, компотах, конфетах, для начинки пирогов.Муку из сухофруктов добавляют в хлеб. Добавляется в вино, бренди. Сухой как заменитель чая. Клобукова-Алисова, 1958 г.р.; Вульф, Малеева, 1969; Кощеев, 1981; Соколов, 1987; Грисюк и др., 1989; Торен, 1996; Буданцев, Лесиовская, 2001; Соенов, 2002; Лучай, 2008 г.; ФАО/ВОЗ, 2012а; Kalle and Sõukand, 2012
      Tanacetum vulgare L. , Asteraceae Противогельминтное и желчегонное Цветы Настой (10 г в 200 мл), 15 раз в день, 15 раз в 200 мл по 10 г, 15 раз в день. Цветы Сухие цветы в качестве гарнира, в качестве заменителя имбиря и корицы, добавляются к мясу и рыбе, для консервирования мяса; для ароматизации напитков. Части цветков и листья как заменитель чая, ликера, бренди, как заменитель хмеля в пиве. Анненков, 1878; Некрасова, 1958; Кощеев, 1981; Берсон, 1991; Соколов, 1993; Буданцев, Лесиовская, 2001; Парада и др., 2011; Kalle and Sõukand, 2012
      Taraxacum campylodes G.E. Хаглунд. ( Taraxacum officinale (L.) Weber ex F.H.Wigg.), Asteraceae Горечь (стимулирующее аппетит) и желчегонное Корни Настой (10 г в 200 мл), 65 мл, 3–4 раза в день. Корни, листья, почки В свежем виде добавляют в салаты, измельченный корень добавляют в муку для выпечки хлеба. Экстракт для ароматизации мороженого, сладостей, сыра, желе, пудинга, выпечки и напитков. Жареный как заменитель кофе и чая. Свежие листья в салатах, бутоны для засолки. Келлер, 1941 г.; Тихомиров, 1942; Клобукова-Алисова, 1958; Вульф, Малеева, 1969; Рубцов, 1971; Губанов и др., 1976; Кощеев, 1981; Черепнин, 1987; Литвинцев, Кощеев, 1988; Берсон, 1991; Соколов, 1993; Буданцев, Лесиовская, 2001; Хан и Абурашед, 2010 г. ; Kalle and Sõukand, 2012
      Thymus serpyllum L., Lamiaceae Отхаркивающее Надземная часть Настой (10 г по 200 мл, 2–15 мл), 2–15 мл в сутки. Отвар (20 г на 200 мл) по 15–30 мл 3–5 раз в день. Надземная часть Свежие или сухие в качестве приправы к салатам, соусам, вегетарианским, рыбным и мясным блюдам; для ароматизации уксуса, коктейлей, колбас, сыров, кондитерских изделий, напитков. Для засолки огурцов. Как заменитель чая. Клобукова-Алисова, 1958 г.р.; Вульф, Малеева, 1969; Губанов и др., 1976; Кощеев, 1981; Грисюк и др., 1989; Соколов, 1991; Буданцев, Лесиовская, 2001; Ху, 2005 г. ; Пьерони и др., 2005 г.; Парада и др., 2011; Калле и Сыуканд, 2012 г.; Svanberg, 2012
      Tilia cordata Mill., T. platyphyllos Scop., Malvaceae Потогонное (потогонное) Цветы Настой (10 г в 200 мл), 200–400 мл, 2–3 раза в день. Цветы, молодые листья, луб Цветы, листья и луб в свежем виде. Цветы для ароматизации вина, ликера, коньяка. Как заменитель чая. Клобукова-Алисова, 1958 г.р.; Некрасова, 1958; Губанов и др., 1976; Соколов, 1985; Черепнин, 1987; Грисюк и др., 1989; Буданцев, Лесиовская, 2001; Парада и др., 2011; Kalle and Sõukand, 2012
      Tussilago farfara L. , Asteraceae Отхаркивающее средство Листья Настой (5 г в 200 мл), 65–230 мл в день. Листья Молодые листья едят свежими в салатах, супах и овощах. Сухой как заменитель чая. Соенов, 2002 г.; Kalle and Sõukand, 2012
      Urtica dioica L., Urticaceae Кровоостанавливающее Листья Настой (10 г в 200 мл), 50–100 мл, 50–100 раз в день.Экстракт EtOH (70%) по 0,625–0,75 мл 3 раза в день. Листья Листья, употребляемые в свежем виде в салатах, приготовленные как овощи; в суп, щи, борщ, похлёбку, омлет, кашу, пюре, начинку для тортеллини, компонент соусов, приправ. Измельченный добавлен в муку для хлебобулочных изделий. Для сока, сиропа, бальзама, коктейля. Сухой как заменитель чая. Тихомиров, 1942 г.; Клобукова-Алисова, 1958; Некрасова, 1958; Ипатьев, 1966; Губанов и др., 1976; Кощеев, 1981; Федоров, 1984; Литвинцев, Кощеев, 1988; Торен, 1996; Пьерони, 2000; Буданцев, Лесиовская, 2001; Хан и Абурашед, 2010 г.; Мурман, 2010 г.; Парада и др., 2011; Тернер и др., 2011 г.; Калле и Сыуканд, 2012 г.; Сванберг, 2012; Łuczaj et al., 2013
      Vaccinium Myrtillus L., EryCeae Astringent Фрукты Съеденные свежие и сухие Фрукты съели свежие и сухие, в качестве гарниров. Используется в варенье, конфитюре, компоте, мармеладе, экстрактах, сиропе, морсе, киселе, соке, компоте, вине, коньяке. Молотый добавляется в муку для блинов, пирогов, киселей, кондитерских изделий. Губанов и др., 1976; Кощеев, 1981; Соколов, 1985; Грисюк и др., 1989; Пьерони, 2000; Буданцев, Лесиовская, 2001; Лучай, 2008 г.; Хан и Абурашед, 2010 г.; Калле и Сыуканд, 2012 г.; Лучай и др., 2012; Svanberg, 2012
      Vaccinium vitis-idaea L., Ericaceae Мочегонное Листья Отвар (6 г в 200 мл), 65–100 мл в день, 2 раза. Листья Фрукты Как заменитель чая. Как чайный заменитель, в соке. Клобукова-Алисова, 1958 г.р.; Ефремова, 1967, 1992; Крылов, 1972; Соколов, 1985; Грисюк и др., 1989; Торен, 1996; Буданцев, Лесиовская, 2001; Стрямец и др., 2015
      Valeriana officinalis L., Caprifiolaceae Успокоительное Корневища и корни Настой (20 г в день, 3–2045 мл) Настойка этанола (70%) по 0,625–0,75 мл 3–4 раза в день. Корневище и корни Добавляется в суп; для начинки пирогов, как приправа к тушеному мясу. Экстракты и эфирные масла в качестве ароматизаторов в мороженом, сладостях, хлебобулочных изделиях, желе, пудингах, безалкогольных напитках, спиртных напитках, пиве. Вустенфельд и Геслер, 1959 г.; Машанов и Покровский, 1991; Khan and Abourashed, 2010
      Viburnum opulus L., Adoxaceae Кровоостанавливающее Кора Отвар (10 г в 200 мл), 15–30 мл в день, 3 раза. Фрукты В свежем виде (после заморозки). Используется в кашах, хлебобулочных изделиях, вареньях, джемах, компотах, киселях, мармеладах, паштетах, соках, морсах, муссах, уксусах, для начинки пирогов и конфет. В качестве приправы к мясу.Как заменитель чая и жареный как заменитель кофе. Байков, 1968 г.р.; Губанов и др. , 1976; Черепнин, 1987; Грисюк и др., 1989; Соколов, 1990; Торен, 1996; Буданцев, Лесиовская, 2001; Смертина и др., 2011
      Потогонное, противовоспалительное Фрукты Настой (10 г в 200 мл) по 65 мл 3–4 раза в день. 5
      Aira Tricolor L., V. Arvensis Murray, VILACEAE Градильник Аэрофотосречка Инфузия (5 г в 200 мл), 100 мл, 3-4 раза день. Цветы, листья Маленькие ароматные цветы, употребляемые в свежем виде в салатах, для украшения блюд. Вареные листья как овощи. Лучай и др., 2013

      Ирис сибирский в саду

      При выращивании ириса сибирского ( Iris sibirica ) сады наполнятся красками раннего сезона и замысловатыми, вычурными цветами. Массовая посадка сибирских ирисов придает изящное очарование весеннему саду. Используйте эти красивые растения в качестве фоновой границы для других растений, цветущих ранней весной.

      Как выращивать ирис сибирский

      Узнайте, как выращивать сибирский ирис из-за его пышного, продолжительного цветения и неприхотливой узкой листвы, которая остается привлекательной даже после того, как цветки отцветут. Простой уход за сибирским ирисом включает в себя регулярный полив в течение первого года, ограниченное внесение удобрений и деление куртин каждые три-пять лет. Путем деления и изучения того, когда сажать сибирский ирис, вы можете обеспечить непрерывное цветение каждый год.

      Более мелкий и менее распространенный, чем ирис бородатый, цветущий весной, ирис сибирский предлагает надежное многолетнее цветение в течение многих лет.Цветы этого цветка имеют три лепестка наверху и три лепестка внизу, известные как водопады. Растения сибирского ириса могут достигать всего 12 дюймов (0,3 м) в высоту или вырастать выше 3 футов (1 м).

      Посадка ириса сибирского

      Вы можете задаться вопросом, когда посадить сибирский ирис, чтобы насладиться пышными цветами в вашем саду. Сибирский ирис адаптируется к разным срокам посадки. Чтобы с наибольшей готовностью наслаждаться цветами, сажайте сибирские ирисы из клубнелуковиц в конце лета или осенью.Если время осенней посадки прошло мимо вас, а в более северных районах прекрасно подойдет весенняя посадка сибирского ириса; просто не ждите цветения в том же году. Если вы хотите добавить в контейнер несколько цветков сибирского ириса, вы можете посадить их в любое время.

      Посадку ириса сибирского лучше всего производить на богатой плодородной почве с хорошим дренажем; тем не менее, сибирский ирис будет расти и на тощих или бедных почвах. Корневищные или мочковатые корни можно сажать на полном солнце или в частично затененных местах.

      Уход за сибирским ирисом

      Держите почву постоянно влажной, пока растения не приживутся, около года. Регулярно поливайте укоренившиеся растения при наличии засушливых условий.

      Весной подкормите сибирские ирисы удобрениями, богатыми азотом, и снова удобрите, когда отцветут цветы.

      Основа ухода за сибирским ирисом; их редко беспокоят гнили и мотыльки, как ирисы бородатые.

      При посадке цветов сибирского ириса подумайте о цветовой гамме, которую вы хотите для своего сада, и выберите из большого разнообразия цветов, доступных в розовых, белых, голубых и фиолетовых тонах.Хотя многие типы встречаются в фиолетовом цвете, вот некоторые другие, которые могут вас заинтересовать:

      • Сорт ‘Butter and Sugar’ имеет белые лепестки сверху с желтыми лепестками
      • ‘Sultan’s Ruby’ предлагает темно-пурпурные цветы
      • ‘Wing on Wing’ и ‘King of Kings’ оба имеют белые цветы

      Существует множество сортов, поэтому проявите творческий подход к цветовой гамме при планировании сада сибирских ирисов.

      Ученые восстановили ДНК растений возрастом 32000 лет из вечной мерзлоты Сибири

      Цветковые растения Silene stenophylla.(Фото: С. Яшина и др., Proc Natl Acad Sci USA 2012, рис. 3)

      Многие доисторические тайны таятся в вечной мерзлоте арктических регионов мира. Будь то хорошо сохранившийся мамонт или древние растения, ученые могут многому научиться из этих биологических открытий. В 2012 году российская команда регенерировала серию плодородных цветущих растений Silene stenophylla из семенных коробочек возрастом 32 000 лет. Это впечатляющее достижение было подробно описано в статье Proceedings of the National Academy of Sciences — достижение, которое предвещает другие разработки, которые могут появиться из вечной мерзлоты.

      Открытие доисторических семенных коробочек было частью более масштабных раскопок древних зимних нор сусликов в ледяных отложениях Сибири. Пищевые запасы белок были захвачены и сохранены в норах, что дает множество биологических доказательств. Плоды Silene stenophylla датируются примерно 32 000 лет назад в эпоху плейстоцена. Они бросили вызов исследователям Российской академии наук. Раньше самым старым регенерированным растением была иудейская финиковая пальма, возраст которой около 2000 лет.

      Российская команда впервые попробовала использовать зрелые семена из плодовых коробочек. Однако эти семена не могли породить растение. Затем команда попробовала плацентарную ткань из незрелых семян. С помощью технологии клонирования из древнего материала было выведено 36 растений. Хотя они выглядели как современный Silene stenophylla , который все еще растет в этом районе, после цветения растения лепестки располагались дальше друг от друга, чем в современной версии. Интересно, что древние растения производили семена, которые давали новые растения в 100% случаев — это лучше, чем современные сорта.

      Эти 32 000-летние растения могут стать ключом к разгадке новых тайн вечной мерзлоты.

      Российские ученые воскресили из вечной мерзлоты Сибири растение возрастом 32 тысячи лет.

      Растение Silene stenophylla плодоносит. (Фото: С. Яшина и др., Proc Natl Acad Sci USA 2012, рис. 2)

      Используя технологию клонирования и плацентарную ткань незрелых семян, команда вырастила 36 растений.

      Незрелый плод Silene stenophylla, обнаруженный в вечной мерзлоте.(Фото: С. Яшина и др., Proc Natl Acad Sci USA 2012, рис. 4)

      Древние растения были похожи на современный сорт, с немного более крупными и широко расставленными лепестками.

      Клонирование Silene stenophylla из обнаруженных клеток плодовой плаценты. (Фото: С. Яшина и др., Proc Natl Acad Sci USA 2012, рис. 5)

      ч/т: [Земная миссия]

      Статьи по теме:

      Изменение климата вернуло к жизни доисторическое растение 60 миллионов лет назад

      Скульптуры бизонов возрастом 15 000 лет прекрасно сохранились во французской пещере

      Самая древняя ДНК в мире обнаружена в 1.2-миллионный мамонт

      Обнаружение 9000-летнего захоронения женщины-охотника бросает вызов доисторическим гендерным ролям

      Красочные окаменелости возрастом 225 миллионов лет — лишь одна из достопримечательностей этого потрясающего национального парка

      Новый химический завод в Сибири, построенный с нуля, будет использовать технологию SUEZ

      SUEZ подписала контракт на крупный проект по очистке сточных вод и заключила 10-летнее соглашение об обслуживании с Иркутским заводом полимеров Иркутской нефтяной компании, одной из крупнейших независимых производители нефти и газа, расположенные в России, строят новый современный завод полимеров в Восточно-Сибирском регионе страны. В рамках своего подразделения Water Technologies & Solutions компания SUEZ поставит критически важную технологию водоснабжения для нового завода и гарантирует производительность и замену мембран в течение всего срока действия соглашения об обслуживании.

      Компания SUEZ, выбранная благодаря своему опыту работы с аналогичными проектами в России, где суровые погодные условия и зимние температуры постоянно значительно ниже нуля, будет очищать все сточные воды с нового завода с использованием 3 основных технологий; мембранный биореактор (MBR), реверсивный электродиализ (EDR) и термическая рекомпрессия паров (TVR).Комбинация технологий позволит заводу достичь почти нулевого сброса жидкости и внедрить повторное использование воды, тем самым ограничив воздействие завода на местную окружающую среду.

      «Этот проект демонстрирует ценность нашего обширного портфолио и то, как правильное сочетание передовых технологий может помочь клиенту достичь своих уникальных целей», — сказал Кевин Кэссиди, исполнительный вице-президент по инженерным системам SUEZ — Water Technologies & Solutions. «Благодаря нашему глобальному опыту и местному опыту мы имеем честь помочь Иркутскому заводу полимеров повторно использовать до 98% сточных вод.

      Для остальных сточных вод процесс очистки позволит Иркутскому заводу полимеров соблюдать строгие государственные нормативы по сбросу, в том числе нормативы рыбохозяйственного органа Российской Федерации на сбрасываемые воды, которые являются одними из самых строгих в мире.

      После ввода в эксплуатацию установка очистки сточных вод будет очищать общий максимальный расчетный расход 400 м3/ч. Ожидается, что завод будет введен в эксплуатацию в 2024 году.

      «При строительстве и дальнейшей эксплуатации завода будут задействованы передовые технологии и оборудование ведущих мировых производителей, — рассказал директор Иркутского завода полимеров Егор Фомин.«Благодаря нашим партнерам, в том числе SUEZ, мы намерены создать в Восточной Сибири высокотехнологичное безопасное производство по глубокой переработке углеводородов».

      .
  • Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.

    *